Смотритель гор и писатель Иван Кузнецов — о том, что на Земле мы везде дома

Смотритель гор и писатель Иван Кузнецов — о том, что на Земле мы везде дома

Интервью с путешественниками

Раздел: Интервью

13.10.14,



Всё о стране Италия





Цикл статей:
Интервью с путешественниками


Об авторе

Катя Сабирова
Пишу про всякое.

Путешественник и волонтер из Санкт-Петербурга прожил год в итальянской деревне в Доломитовых Альпах, где нашел лучшую работу на свете и написал об этом книгу, в которой делится своим опытом и предлагает по-новому взглянуть на такие понятия, как работа и труд.



Иван, привет! Где вы сейчас находитесь и что видите вокруг себя?

— Привет! Нахожусь в школе в Рунье. Рунья — это деревня в составе коммуны Ламон. Ламон находится в регионе Венето, в Доломитовых Альпах, в Италии. Вокруг много всего разного: плакаты на экологическую тематику, детские рисунки и поделки, книги и туристические буклеты о Доломитах и много-много разных карт... У меня за спиной карта Ламона, которую я сам и нарисовал год назад, — итог моего волонтерского проекта. Если смотреть шире — сквозь стены школы — вокруг горы, покрытые густой растительностью, на которых раскиданы деревни, у них красивые названия: Ронке, Пьей, Пецце... Забавно, что вы задали этот вопрос, потому что именно так я озаглавил свое письмо-послание волонтерам этого года (это традиция — писать послания следующим волонтерам в школе) — "Look around", в котором оставил свое напутствие: "Смотрите по сторонам, чтобы разглядеть всю красоту этих мест".




Скажите, Иван, как же все это произошло. Вы получили образование в Питере, работали маркетологом, а что случилось потом? Что заставляет человека, уже вполне “въехавшего” в матрицу, плотно закрепившегося в ежедневной круговерти дней, человека осевшего взять и так круто изменить жизнь?

У меня есть гипотеза, что мы все — жертвы современных скоростей и порядков, которые не дают нам вздохнуть и понять, кто мы и чего хотим, и во что верим. Раньше все верили в Бога, теперь верят в жизнь без мяса, но с духовными практиками (например). Или в бег как в медитацию. Или в медитацию. Или во что-то еще такое. Нам нужно что-то, что делало бы нашу жизнь цветной. Многие бросают свои отличные офисные должности и отправляются в путешествия — или в совсем иную жизнь. Думаю, вы понимаете, что я имею в виду. Это о вас? Или все-таки нет?


— Да, все это про меня: я верю в жизнь без мяса, у меня есть свои собственные духовные практики, только медитация для меня — не бег, а ходьба и велосипед. Что до цветной жизни, то в Доломитах — это не оборот речи, так есть на самом деле. Горы известны тем, что умеют "впитывать" свет и буквально светятся на закате или рассвете. С работой мне не очень в жизни везло, но последняя была действительно отличной работой, которую бросать было жалко. Но я все равно ее бросил и уехал работать волонтером в Италию, и нисколько об этом не жалею.

  


Что заставило? То же, что заставляет остальных: осознание того, что ты в "матрице", правильно вы сказали. Разделяю вашу теорию. Но хочу ее немного развить. Страшно не то, что человек привыкает к плохому, а то, что к хорошему он привыкает еще быстрее. Пока я работал на нелюбимых работах, у меня постоянно бурлило что-то в голове, я все время думал о творчестве, искал выход... Но как только нашел работу, которая (о, чудо!) мне действительно понравилась, я забыл о том, кто я есть на самом деле. А хотел я... писать книги, путешествовать, делать что-то свое... Поэтому я прекрасно понимаю тех, кто бежит от неприятной действительности, но еще лучше понимаю тех, кто бежит от кажущегося спокойствия и достатка... Достаток губит детские мечты в конец.

Смотритель гор… Почему горы? Почему Италия? Почему эко-школа?

— Все вышло случайно. Я не искал ни школу, ни Италию, ни горы. Но искал что-нибудь на природе, волонтерские проекты по теме "окружающая среда", потому что устал от жизни в большом городе. Жизнь сама предложила на выбор Швецию или Италию — две страны и два экологических проекта, куда меня приняли волонтером. Я выбрал Италию, потому что: 1. Там теплее, 2. Хотел начать учить какой-нибудь третий язык (итальянский, согласитесь, лучше, чем шведский), 3. Никогда не был в горах, как, собственно, и в Италии. Швеция мне роднее. Но хотелось чего-то нового.

  


"Смотритель гор" — так я назвал свой личный волонтерский проект. Вокруг деревни, в которой я жил, 15 пеших маршрутов и мне нужно было пройти по ним, сфотографировать самые интересные места, нанести их на карту для туристов. Не то чтобы об этих местах не было известно раньше, наоборот, карта местности самая подробная, все достопримечательности и "красивости" отмечены, но сами тропы давно не хоженые: где-то отсутствуют указатели, где-то тропинка заросла — нужно было ее расчистить, а где-то легко заблудиться... В общем, старался как-то привести все в порядок. Но для меня проект вылился в нечто большее. Все 15 троп плавно перетекли (или даже переползли — как змеи) в литературной произведение, книгу, которую я написал о своем опыте жизни в деревне в Доломитах и работе волонтером в местном "Гринписе". Вместо глав у меня тропинки: "Звенящая", "Пастушья", "Змеиная", "Лазурная", "Ягодная"... Даже не читая книгу, по одним этим названиям можно уже составить себе какое-то представление об этом месте. До меня тропы были просто пронумерованы: 1-я, 2-я и так далее... Но я всем придумал названия, исходя из того, что интересного есть на тропе или исходя из своего опыта. Официально местный туристический центр названия не принял, но это как со знаком рубля — я внедряю их сам, никого не спрашивая, а потом глядишь и приживутся.

  


Вы сразу знали, что уезжаете надолго — на год?

— Да, волонтерская программа была рассчитана на год. Но год этот был не календарным, а природным. Я провел в деревне 8 месяцев, но видел все четыре времени года: месяц зимы, весну, лето и два осенних месяца... Поэтому и говорю, что прожил в деревне год. Природа важнее календаря! Сложно ли было решиться и уехать в новое место на целый год? Нисколько! Я устроил себе сразу 16 двухнедельных отпусков! И остался бы и дольше. Жалко, программа и виза закончились.

  


Странный вопрос. Мне бы не понравилось, если бы мне его задали. Но я все равно задам его вам. Почему вы поехали в Италию, почему вы не могли заниматься чем-то подобным в России?

— Отличный вопрос. Лично для меня участие в волонтерском проекте было не только возможностью заняться чем-то новым, но и возможностью для длительного путешествия в другую страну. Сам по себе на 8 месяцев в Италию не соберешься. А подобные проекты для этого очень подходят. При этом я не говорю, что хотелось лишь куда-то "свалить". Нет. Я придумал себе правило, которое стараюсь как-то распространить среди волонтеров: "На один волонтерский проект за рубежом должен приходиться один в России". Мне, например, очень интересна родная Карелия. Есть такое место — "Беломорские и Онежские петроглифы". Это уникальные наскальные рисунки возрастом в пять-шесть тысяч лет. Аналогов в мире нет. Так вот, они почти никак не охраняются, и никто за ними не следит. Несколько волонтеров на добровольных началах живут летом в палатках в лесу и водят самостоятельно экскурсии. Я хочу как-то в этом поучаствовать, чем-то помочь.

  


Медленные путешествия… Это хороший термин, понятный, вмещающий в себя и время, и пространство. Это вы хорошо сказали. Год в Италии — это ваше единственное медленное путешествие? Как вы путешествовали ранее?

— Не единственное. Жил и работал в Америке три с половиной месяца по программе "Работа и путешествия". Но это сделала половина россиян-студентов. Столько же  путешествовал по Франции, где тоже работал волонтером: полторы недели в Париже, две в Провансе, два месяца в стране Басков, во французской ее части, потом еще две недели в Нормандии. "Тур де Франс" получился. Но знаете... Это тоже приедается. Когда путешествуешь долго, ощущение движения пропадает, и путешествие превращается в жизнь. Раньше я злился на туристов, но после года жизни в Европе понял, что есть все-таки что-то в том, чтобы на три дня съездить в любимый Хельсинки. Порой эти три дня дают больше, чем три месяца во Франции, которая мне в общем и целом не пришлась по душе.

  


Вы сказали, что ваша история о том, как найти занятие по душе и заниматься тем, что действительно нравится. Расскажите, как. Как понять, чего хочешь. Счастлив тот, кто знает это. Очень счастлив тот, кто делает то, что хочется. А остальные — их большинство — даже не представляют, к чему у них лежит душа. Потому что часто делали то, что принято или что от них хотели другие.

— В моей первой книге есть целое эссе на эту тему. Если вкратце, то все в начале — в детстве. Вспомните, кем вы хотели стать в детстве и постарайтесь воплотить забытые детские мечты в жизнь. Если даже сейчас вы не знаете, чего хотите, в детстве вы это знали. Так не бывает, чтобы ребенок о чем-то не мечтал. Но под давлением родителей, школы и всех образовательных институций, а потом работы, банков с их кредитами, автотранспортных средств и прочего движимого и недвижимого имущества... мы забываем о своих детских мечтах. Все эти институции настолько сильны, что даже вспомнить о детских мечтах получается не у всех. Воплотить в жизнь — почти невозможно. Но попытаться все-таки стоит. В книге про Италию я снова затрагиваю эту тему. В ней есть рассказ "Разговор с Дионой о книгах", который не вошел в бумажное издание, и я включил его в электронное. Диона — это девушка, которая работала со мной волонтером в школе. Всего нас было пятеро. Однажды мы начали говорить с ней о книгах (оба заядлые книгочеи), но она любит перескакивать с темы на тему...



Сейчас вы собираете средства на издание своей книги “Тропа, которую проложил я”. Как считаете, какова вероятность успеха операции? Кому будет интересно читать эту книгу?

— Деньги уже собраны, книгу удалось опубликовать. Найти ее можно у меня на сайте по адресу: www.kunavithewriter.com. Книгу издал сам с помощью неравнодушных людей, которым тема волонтерства и гор оказалась близка. Спасибо им еще раз. Не устаю благодарить. Книга будет интересна всем волонтерам, как будущим, так и тем, кто уже участвовал в волонтерских проектах и волонтерских лагерях, любителям путешествовать и познавать новые страны, а не просто отмечаться в туристических местах, всем, кто без ума от гор, хайкинга, треккинга и тому подобного. А также всем, в ком еще жив свободный дух.

Что дальше? Книга — это подведение итогов вашего итальянского года, или начало чего-то большего, долгого?

Пока и сам не знаю. Вернувшись в деревню спустя год, я понял, что жизнь больше, чем любая книга. В книге почти 300 страниц, сотни километров горных троп и асфальтовых дорог, которые я проехал на велосипеде, 60 деревень, больше 40 персонажей, не считая меня и моих друзей волонтеров... Но я понял, что не рассказал ровным счетом ничего. Любой прожитый день вмещает в себя больше, чем все библиотеки мира. В городе этого не замечаешь. Но в таком месте, как Ламон, или любой другой подобной деревне, где усевшись на скамейке возле дома или с бокалом шприца (местный популярный коктейль) в баре можно часами смотреть на проходящих мимо людей, здороваться с ними, заводить беседы или, наоборот, пребывать в одиночестве, любуясь горами, или идти куда глаза глядят по горным тропам, не боясь потеряться… каждое мгновение приобретает смысл! Ты буквально видишь время, которое проплывает мимо тебя. Ты им располагаешь. А не продаешь его за деньги условным "дяде" или "тете" — начальнику или начальнице. С другой стороны, любая книга и вообще любое произведение искусства, больше, чем жизнь. Но об этом я расскажу в эссе, которое планирую написать по мотивам своего возвращения в Ламон.

  


Что самое главное в путешествиях, Иван?

Быть дома в дороге. Путешествия — это миф. Слетать на другую планету — вот это я понимаю! А на Земле мы везде дома.

Спасибо!

Фото Ивана Кузнецова.

Обновление статьи: 14.01.16






Предыдущая заметка ←

Искусство путешествовать в умении изменять планы
Читать далее →

Путешествия — это возможность увидеть себя во всех зеркалах мира

Серия: Интервью с путешественниками

Италия

КОММЕНТАРИИ
Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться:
Vk / Fb / Email
Нет комментариев