Маша Шихова. Заметки беспокойной путешественницы

Маша Шихова. Заметки беспокойной путешественницы

Интервью с путешественниками

Раздел: Интервью

12.10.17,




Цикл статей:
Интервью с путешественниками








Пишу про всякое.


Друзья говорят о Маше Шиховой, что она сумасшедшая. Легендарная. Что вызывает она исключительно беспокойство и восхищение. Что наблюдать за ее жизнью – роскошная привилегия, но нервы надо иметь на это крепкие. Маша Шихова родом из Калининграда, училась в Москве, дважды отчислялась с журфака МГУ. Оба раза по крайне важным причинам. В первый раз, потому что летняя сессия неуместно пришлась на время проведения чемпионата Европы по футболу. Во второй раз, потому что Маша решила поступать на сценарный факультет ВГИКа (тут все прошло как по маслу – поступила, окончила, диплом про богемных геев, признанный лучшим в мастерской, можно почитать тут).

А потом она заболела путешествиями. О своих безумных поездках и приключениях Маша пишет в паблике Вконтакте “check ignition”, у нее там всего 58 подписчиков – друзья да друзья друзей. Это несправедливо! Потому что тексты у Маши потрясающие. Мы захотели немного помочь Маше прославиться. Публикуем историю ее приключений с выдержками из ее постов и короткое интервью с самой героиней, которая сейчас, взяв подругу и укулеле, совершает кругосветку без денег и особых планов.




География Марии Шиховой


Первое путешествие, о котором пишет Маша в паблике, случилось в 2012 году. Судя по всему, оно было вполне себе классическим и культурным: Мария смотрела Румынию, замок Дракулы, покупала накладные клыки и наслаждалась.



В 2014 году Маша влюбилась в индейца, которого встретила на одной из улиц Москвы. Она не смогла с собой ничего поделать и поехала через какое-то время в Эквадор – искать свою судьбу и приключения. Поехала одна с очень ограниченным бюджетом. В первый же день Маша пошла пешком смотреть статую Мадонны в один из неблагополучных районов Кито. И сразу же нарвалась на агрессивно настроенных латиносов, один из которых прямо при ней резво заточил нож об асфальт. Машу не убили, но ограбили, сжалившись над ней и отдав ей паспорт.

“И вроде надо было плакать: меня ограбили и могли убить, а у меня улыбка от уха до уха. Я жива, у меня есть паспорт, денег в сумке было немного, и я в кои-то веки не прозябаю, а живу настоящей жизнью, как в кино”.



“В Андах тяжело. Кислорода мало, дышать трудно, голова кружится, солнце прямо над головой, и до него, кажется, можно дотянуться рукой. Первое время ты шатаешься как пьяный и дышишь как астматик, но потом приходишь в себя, оглядываешься – и в тебя сразу же вселяется бес. Красота неописуемая, но хочется выше, выше, еще выше, ты идешь прямо по горному хребту, по дороге, уходящей в небо.

Вокруг гробовая тишина, на тебя то и дело налетают тучи, ветер треплет волосы, солнце жжет и как ножом режет глаза, сердце яростно стучит, требуя кислорода, а ты как одержимый идешь выше и выше.

А забравшись высоко-высоко, вдруг обнаруживаешь себя одного, над облаками, среди мрачно раскинувшихся древних Анд, такого маленького себя”.




Конечно же, городского и горного туризма Маше было мало, она поехала в джунгли Амазонки плавать с пираньями и жить жизнью местных.

“Восемь часов мы ехали на автобусе из Кито до местечка Лаго Агрио, потом три часа по дороге, проложенной в джунглях, наконец дорога кончилась, и еще два часа пришлось плыть по реке на каноэ.

Мы жили в маленькой деревеньке, где все дома стоят на высоких шестах. Там нет электричества, не ловит телефон, а умываться приходится речной водой.

Прежде, чем лечь спать, там нужно отогнать от кровати тарантула подальше на потолок, убрать с одеяла лягушку и вытряхнуть из-под подушки огромных жирных кукарач.


Видео, на котором я, мешая от возбуждения английский с русским, убиваю кукарач и выкрикиваю что-то вроде: "Where is it? Show me! Да я его сейчас сапогом! Fuck you! Fuck you! Fuck you! Дерьмо!", уехало в Швейцарию.

….В сельве Беро-Беро из племени сиона нанесла мне на лицо шаманскую раскраску, а потом я молилась Самоне, огромному священному дереву индейцев. В сельве я ела муравьев и пила целебный сок молочного дерева прямо из щели в коре. В сельве я готовила хлеб из юкки на костре, как делали индейцы тысячи лет назад и как делают до сих пор. В сельве я вытряхивала из-за пазухи ядовитых пауков и вынимала цикаду из уха.

И если действительно хочется затеряться, оторваться от мира, перейти в другую реальность – нет ничего лучше сельвы”.


Потом Маша отправилась на Галапагосские острова. Отдыхать там дорого, самый дешевый ночлег – 50 долларов, а у Маши всего было столько. Поэтому она решила спать на пляже. С морскими львами. Потому что морские львы – это гарантия безопасности, защита от грабителей.

“Неподалеку от основного пляжа есть пирс, где морские львы устроили себе лежбище. Ближе к ночи они вылезают из прибрежных вод на пирс и огромными темными тушами лежат вповалку. Осторожно переступая через них, я добралась до самой дальней части пирса и легла на скамейку. На соседней скамейке – морской лев. Под скамейкой – тоже морской лев. Я могла спать спокойно, ибо кто из убийц и грабителей в здравом уме сунется ночью в лежбище морских львов? А сами звери, хоть и поглядывали на меня косо, но не прогоняли. Это и был мой хостел. Лежала на скамейке, смотрела на незнакомые звезды и смех меня брал – господи, что я творю”.




В 2016 году Маша Шихова поехала в страну своей мечты – в Исландию. Без денег (традиционно), с палаткой, пачкой овсянки и уверенностью, что дойдет из аэропорта в Рейкьявик пешком. Но, конечно, не дошла. Осень, штормовые ветра. Пришлось ночевать на автобусной остановке.



“Такое чувство, что в первый день Исландия устраивала мне посвящение. И, видимо, я его прошла. Последние два дня штиль и яркое солнце.

Вчера на выезде из Рейкьявика меня подхватили две веселые канадки и под душевное кантри повезли по золотому кольцу.



Эта природа. Пытаюсь сейчас подобрать слова чтобы описать, но не выходит. Это другая планета, серьезно. Первые слезы у меня потекли еще в самом начале, в машине канадок. В первый день я проклинала себя за то, что приехала осенью, а вчера благодарила за это судьбу. Сочно-зеленая трава с вплетенными в нее цвета расплавленного золота кустами, пятна красных цветов, черные камни, испещренные ярко-серыми полосками мха. Неоглядная даль, пугливые пушистые лошадки, горы как из голливудского фэнтези, карликовые, причудливо извитые деревца, бьющие из-под земли кипящие гейзеры, водопады”.


Маше удалось благодаря автостопу, доброте попутчиков и местных жителей посмотреть весь юг острова и западные фьорды. Северное сияние она тоже увидела, но уже из окна самолета, взлетая над Исландией. А вот так прошел ее последний день в столице:

“Спала в своем излюбленном месте в центре Рейкьявика. Долго не выдержала – часа через два пошла шляться, чтобы согреться. Ходила по ночному городу в сопровождении пестрой кошки и напевала Memory.

Сегодня у меня свидание. Его зовут Снорри, в переводе с языка викингов это означает "воин". Я не мылась неделю, у меня на ногах целлофановые пакеты, а из кармана свисают грязные носки (сохнут). И у меня уже нет ни сил, ни времени что-то в этом менять. Надеюсь, у Снорри есть чувство юмора”.


В 2017 году Маша поехала в Иран, потому что все говорили, что там опасно, а она была уверена, что нет. Она оказалась права.



“Вчера ночью, когда мы с двумя молодыми персами валялись на полу у камина, пили самодельную виноградную водку и говорили о талибане, гей-порно, Танзании, наркоте из Афгана, соловьях и обо всем на свете, я думала о том, как же обалденны страны, почти не тронутые туризмом.

Большинство моих (даже адекватных) знакомых сидят в скорлупе стереотипов об Иране и ксенофобят. Афганистан, убьют, зарежут, Игил, изнасилуют, паранджа, кудах-тах-тах. А между тем Иран – одна из самых безопасных стран в мире. Я серьезно. Нигде еще ко мне не относились с таким уважением. Можно гулять ночью в одиночку в лабиринтах Шираза, и никто тебя не тронет пальцем. Я уже трижды вписывалась у мужчин-каучсерферов, сейчас живу в холостяцкой квартире, где каждый вечер собираются молодые парни-иранцы, и мы веселимся, и никто из них даже рукавами со мной слегка не соприкоснулся (что обидно, ведь среди персов очень много красивых людей). Здесь за изнасилование – смертная казнь, за изнасилование иностранки – незамедлительная смертная казнь. И от нее не откупиться и не скрыться.
Здесь к иностранцам относятся с большой нежностью, улыбаются, помогают, приглашают разделить обед, оставляют телефоны на случай, если понадобится помощь. Здесь все дешево и безумно красиво, история в много тысячелетий, горы, при взгляде на которые словно переносишься в Месопотамию, колоритная еда, мандарины, которые можно срывать с деревьев, и нет, Игил не платило мне за этот пост, я это все совершенно серьезно. Просто надоело слушать это вечное "что ты там делаешь, как ты не боишься".




А  23 сентября 2017 года Маша и ее подруга по имени Ксения Алексеевна уехали в кругосветку. «Юг России, дальше Кавказ, страны Персидского залива, Балканы, южная Европа, северная Африка, лоукостер в Бразилию, а дальше как пойдет. Разумеется, все тысячу раз поменяется, потому что точно спланировать нищебродскую кругосветку нереально». Так что давайте следить за перемещениями девушек и желать им удачи.


Разговор с Марией Шиховой


Маша, почему тебе важно запечатлевать свои путешествия  в словесной форме?
Не могу держать в себе. Это, наверно, главное. Плюс писать – это моя профессия, да и призвание, видимо. В некоторых случаях (как с Ираном) хотелось также развенчать глупые стереотипы. Ну и к тому же хочется как-то заявить о себе, своих умениях.


Ты влюбилась в индейца и поехала в Эквадор…. Серьезно?
Да, действительно влюбилась. Его зовут Джонси Малес, он покорил меня с первого взгляда. Сейчас он уже женат. Я действительно рванула за ним, зная только город, где он живет, и толком с ним никогда не общавшись. В этом городе (Отавало) я бродила несколько дней, думая, что если судьба, то встречу. Но, оказалось, не судьба.




Отговаривали ли тебя близкие? В таком путешествии не было ощущения отчаянного одиночества?
Меня не столько отговаривали, сколько крутили пальцем у виска (и до сих пор, кстати, но я к этому уже привыкла). Было страшно, да, в основном из-за общей небезопасности региона для белокожих, но тогда я была настолько отбитая и вдохновленная, и мне настолько нечего было терять (так сложилась жизнь на тот момент, что вот реально было типа как "freedom is just another word for nothing left to lose"), что меня, наверное, к этом опасности и тянуло. Сейчас уже нет такого, скучаю по тому чувству.


Сколько денег ты потратила за тот месяц в Эквадоре?
Денег потратила, кстати, довольно много. Я тогда еще не очень умела путешествовать дешево. Но это из-за моей собственной глупости. Сейчас уже сложно вспомнить, сколько именно я потратила, но мне осталось наследство от мамы, около 100 тысяч. Из них 35 ушло на билеты, 15 на гестхаус, еще что-то на снаряжение и одежду, остальное потратила там, но очень неразумно. Сейчас уже была бы умнее.




А как прошло свидание с тем парнем в самом конце твоего исландского путешествия?
А, оно было больше дружеское. Он был мил, много рассказывал мне об исландцах, принес книжку с исландским рунами и учил меня им. Потом немного попереписывались еще, и все заглохло.


А в Иран тоже ездила одна? Почему ты выбрала эту страну?
Нет, в Иран с подругой. Хотела одна, но так вышло, что неловко было перед ней за одну ситуацию, и я ее пригласила. Выбрала Иран я из-за его колорита и малоизвестности. В детстве читала мифы Междуречья, прониклась, и хотелось туда. Хотя фактически остатки той цивилизации можно сейчас найти в основном в Ираке, я хочу и туда, но пока не вариант. Вообще, в плане выбора стран я довольно романтична, меня тянет в малоизвестные места.


Ну давай перейдем к кругосветке. Ты пишешь, что не вернешься в Москву 2 ближайших года. Это планируемые сроки путешествия?
Два года – это примерные сроки кругосветки, да. О кругосветке я мечтала всегда. А кто о ней не мечтает? Но думала, что это потом, потому что нужно долго копить деньги, собираться и готовиться. Но потом в мою жизнь ворвалась моя попутчица. Ее зовут Ксения, мы жили в одной комнате в общаге, когда я училась в МГУ. Она как-то сказала: "Денег никогда не будет достаточно. Ты никогда не будешь готов. Идеальный момент никогда не наступит", – и я подумала: "Черт, а ведь верно". Ну попытка не пытка, главное начать, а там как пойдет.




Есть ли какие-то цели у твоего путешествия или просто хочется повидать мир?
Цели? Сложно. Ну у меня есть список вещей, которые для меня важны, и увидеть их – мечта. Большую часть я уже видела (северное сияние, джунгли Амазонии и статуя Люцифера в Льеже), теперь на очереди Гранд-Каньон. Очень надеюсь туда добраться.

Мне хочется сделать стоящее, большое дело, что-то, чем можно гордиться. И мне безумно нравится ощущение, когда у меня в голове раздвигаются рамки, рушатся стереотипы, когда я узнаю места и нации такими, какие они есть, а не такими, как мне внушала масс-культура. Да и вообще, тащиться с рюкзаком, в пыли, нечесаной, готовить на костре у палатки и запивать это дешевым вином далеко от дома мне комфортнее, интереснее и проще, чем строить карьеру и серьезную взрослую жизнь.

После Бразилии мы планируем проехать по большей части Южной Америки, получить визу США (если моя иранская виза не создаст в этом проблем), объехать Штаты и дешевым рейсом оттуда улететь в Гонконг. Если все это удастся, дальше будет проще, потому что, как известно, в Азии без денег жить вообще норм.


Ты же сценарист по образованию, так? Вот эта тяга к поискам приключений – она отсюда? Прожить как можно больше жизней, получить как можно больше опыта? Или что?
Да, по профессии я сценарист. Но это только ремесло (особенно в рамках России), я не хочу ограничиваться только этим. Может, я и не вернусь в профессию, но я в любом случае буду писать. Тяга к приключениям (скорее, попытка просто поумнеть, получить опыт) не столько для профессии, сколько для себя. Профессия – это приложение ко мне, а не я.


Ты сейчас можешь сказать, каким видится будущее?
Будущее мое очень туманно. Не представляю, что буду делать через пять лет. Но у меня всю жизнь так – я очень импульсивна, предпочитаю не строить далекоидущих планов. Я творю свои выходки, а жизнь тем временем сама выносит меня куда надо.



<<<<<<<<<<<<<<

Катя Качалина: В работе гида очень важно сохранять спокойствие в шторм в прямом и переносном смысле
>>>>>>>>>>>>>>

Юлия Островская о длительных путешествиях в эпоху удаленной работы



КОММЕНТАРИИ
Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться:
Vk / Fb / Email
Нет комментариев

Серия: Интервью с путешественниками

Не забудье подписаться на нас в социальных сетях

мы не перестанем вдохновлять вас на путешествия!



Спасибо, уже