Из Берлина в Лейпциг на поезде: какие приключения могут случиться в пути

Из Берлина в Лейпциг на поезде: какие приключения могут случиться в пути

Раздел: Отчёты

06.06.14,



Всё о стране Германия



Об авторе

Катя Сабирова
Пишу про всякое.

Осенью 2013 года я съездила на кинофестиваль в Лейпциг. И во время поездки кое-что произошло.

  


Прилетела я в Берлин вечером. Самолет опоздал, поэтому свой багаж я получила уже где-то в 18-40 - на полчаса позже запланированного. Заранее готовилась, узнала, что из Берлина в Лейпциг каждый час идут прямые поезда. Доехала до вокзала. Вот тут и началось. Главный вокзал придавил своей масштабностью и отстраненностью.

Многоуровневый торговый центр, многослойный торт, шумный муравейник. В общем, мне понравилось. Отыскала автомат, который продает билеты. Купила билет до Лейпцига. 15 минут до отправления. Пока разбиралась, с какой платформы поезд уходит, – поезд ушел. И хорошо, потому что я в то время еще не знала всех тонкостей своего грядущего путешествия.

Следующий поезд уходил через 40 минут. Я нашла платформу, пооглядывалась – ну нет никаких поездов до Лейпцига. В списке конечных станций - другие названия, торжественно-немецкие. Решила сходить в информбюро в третий раз (два других раза бегала к ним, чтобы понять, где моя платформа и где мой поезд-попытка номер один). В информбюро смеются, завидев меня издалека. Говорю: ну я тупая, ну объясните, что происходит. Парень-информатор продолжает настаивать, что поезд до Лейпцига уходит с той вот самой платформы, которая мне не понравилась. Но ведь на табло горят другие города...

И тут я начинаю понимать, что дело куда серьезней, чем я представляла: этим вечером нет прямых поездов до Лейпцига. Как же так? - говорю. Завтра будут, сейчас ремонт на линии - говорят. Смотрю в маршрутную квитанцию - вместо полуторачасовой поездки будет поездка трехчасовая. И три пересадки где-то у черта на немецкой слободе. Ну что ж. Где-то в Лейпциге меня ждет теплый одноместный номер в маленькой гостинице недалеко от вокзала. Добраться бы к полуночи.

Тем временем стало совсем темно. Я вернулась на платформу и осознала, что я на ней совсем одна. Мне это не пришлось по душе. Решила потыкать в чудо-автомате, посмотреть другие варианты. Прямые поезда будут только утром. Сегодня осталось три возможности добраться до Лейпцига, и все они очень энергозатратны. А сил у меня после двух перелетов уже не оставалось.

Автомат сообщил, что еще через 40 минут будет поезд до некоего Биттерфилда, там я должна буду пересесть на автобус, к полуночи окажусь в Лейпциге. Этот вариант понравился мне больше других - и я пошла искать новую платформу.

К счастью, там были люди. Я решила ходить вокруг них и подслушивать их немецкие беседы. Одна женщина говорила по телефону, я расслышала "Нойн минут" и обрадовалась - именно такова по длительности моя пересадка в Биттерфилде. Подсела к женщине, она действительно ехала до Лейпцига и не говорила по-английски. Но кое-что я все-таки от нее узнала. 1). Она никогда не была в Биттерфилде, и никто, по ее мнению, там не был. 2). Она не знает, как можно успеть за 9 минут найти автобус в незнакомой деревне. 3). Она ненавидит немецкие железные дороги. 4). Она из Гамбурга, а в Лейпциге ее встретит дочь.

Какой же восторг у нас у обеих вызвал тот факт, что меня зовут так же, как ее дочь. Катей. Женщина сказала, что у нее еще сын Александр. Развела руками, как бы извиняясь, - нет, никаких славянских корней.

Сели с ней в поезд (наконец-то). Она постоянно кому-то звонила, и я понимала, что она говорит: "Еду с русской фрау, ее зовут Катя, зашибись!" В купе постоянно заходили люди, в том числе проверяющие билеты. Все по очереди возмущались происходящим, заклиная немецкие железные дороги гореть в аду. Спрашиваю: часто у вас тут так? Немцы, округлив глаза, разъяренно кивали: постоянно, это же Дойче Бан! Мысленно я смеялась, сравнивая "отвратительный" немецкий вагон с нашим российским. В немецком поезде было чисто, спокойно, кожаные сидения удобные, проводница-контролер в строгой форме и улыбается, в туалетах пахнет парфюмом. Ну да, сбои на линии. Приключения!
  

Добрались мы спокойно. В Биттерфилде (в горьком поле) было хорошо, пахло поездами. Было темно и горели звезды. Немка трогала меня за руку и показывала на небо и на огни дальнего аэропорта. Я говорила: красиво.

В Лейпциге она перевела меня через дорогу и показала, в какой стороне мой отель. В полночь я уже пила горячий чай в гостиничном ресторане, весело размышляя над тем, как здорово все получилось.
  
  

В Лейпциге (точнее - в кинозалах и погребах Лейпцига) я провела четыре дня. Об этих днях - как-нибудь потом, а сейчас про обратную дорогу в Берлин.

...Где бы я ни была - кто-то следует за мной, или прокладывает мне путь, или ставит вдоль моей дороги светофоры и знаки. Иногда так случается: загораются сигнальные огоньки. Кто-то говорит: ну вот видишь, я рядом. Или же это просто так устроен мир, а я забыла об этом, а потом вспомнила. Мир удивляет бесконечно. Мир делает все возможное, чтобы было интересно, было безопасно, было хорошо.

Не знаю, как относиться к этой славной ситуации: случайности забавляют и прибавляют сил. Когда я прилетела в Берлин четыре дня назад, на вокзале мне встретилась женщина, которая указала мне дорогу и успокоила в пути. Ее дочь зовут Катей. И как будто бы на один вечер, на одну совместную поездку она стала мне матерью, явившись ниоткуда, сказав мне немецкие слова, которые я - как же это вышло - поняла.

Когда я покидала Германию, на моем пути из Лейпцига в аэропорт Тегель не было никаких препон и сбоев, а только красивые виды из окна поезда и французское слово partir в тетрадке немецкой школьницы, разделившей со мной купе.

Долгое ожидание в аэропорте я должна была заполнить чтением и кофе. Но мир подсунул мне сюрприз, подарил встречу. За столик, где я коротала часы, сел пожилой шведский преподаватель химии Нильс, который рассказал мне про свою юность в Австралии и Новой Зеландии, а я ему про то, что никак не могу забыть бензольное кольцо. Он рассказал мне про свои путешествия, про свои языки, про финские корни и про каникулы на Тенерифе, про жену, про дочерей и их увлечения. Он сказал какие-то важные слова про то, что летать не страшно (Нильс из сказки говорит, что летать не страшно), про свой летний домик на острове, про Манилу и про Стокгольм.

Стоит ли говорить, что во время беседы выяснилось, что его дочь зовут Катей? Его Катя любит собак, Австралию, Калининград и учит русский язык. Когда прощался, сказал, что будет думать о том, как я пережидаю ночь в московском аэропорте. Интересно! Как интересно!

Фото: мои и с сайтов abunda.ru, krasfun.ru - фотографировать вокзал у меня не было времени :)



Германия

КОММЕНТАРИИ
Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться:
Vk / Fb / Email
Нет комментариев