Как я уехала из Москвы в Сибирь

Как я уехала из Москвы в Сибирь

Раздел: Отчёты

09.04.18,

Россия

10 вещей, которые нужно сделать в Казани
10 мест Золотого кольца, которые стоит посетить
Камчатские заповедники и национальные парки
10 вещей, которые нужно сделать в Петропавловске-Камчатском
10 самых популярных термальных источников Камчатки
10 мест для этнографического туризма на Камчатке
10 мест, которые стоит посетить на Байкале
Заповедники и национальные парки Байкала
10 усадеб и дворцов Москвы
10 мест, которые стоит посетить на Алтае
10 усадеб Подмосковья
Заповедники и национальные парки Алтая
10 вещей, которые нужно сделать в Кабардино-Балкарии
10 самых красивых дворцов в Крыму
10 вещей, которые нужно сделать в Карелии
10 вещей, которые нужно сделать в Сочи
10 старых крымских дач
10 вещей, которые нужно сделать в Краснодарском крае
10 вещей, которые нужно сделать в Карачаево-Черкесии
10 вещей, которые нужно сделать в Волгоградской области
5 блюд, которые нужно попробовать в Казани
5 блюд, которые стоит попробовать на Камчатке
5 блюд, которые стоит попробовать на Алтае
Что привезти с собой из Казани?
Что привезти с Байкала
Что привезти с Алтая
Что привезти с Камчатки
Что привезти с Камчатки
все заметки










Привет, читатели. Если Вы любите путешествовать, то нам по пути! Я все время планирую поездки: когда качаюсь в метро, обедаю на работе, гуляю с малышом и даже когда ложусь спать,.

Я смогу рассказать о том, что меня удивило в России, Америке и Европе.


“Когда-нибудь я сяду на поезд и поеду через всю Сибирь на озеро Байкал”, – рассказывала я друзьям. Речь всегда шла о далеком будущем. Мечта складывалась из отрывков: из мельком просмотренных фильмов, из очерков Чехова, который посещал знаменитое озеро во время путешествия на Сахалин, из интервью прозаика Пауло Коэльо. В середине двухтысячных прославленный бразильский писатель отправился в путешествие по Транссибирской магистрали. Проделанный путь настолько поразил Коэльо, что он вдохновился на написание новой книги. Я незаметно откладывала поездку год за годом. В какой-то момент мне показалось, что я никогда не доеду до озера.



Транссибирская магистраль изначально проектировалась из сугубо практических соображений. Взойдя на престол, Александр III обнаружил, что люди, проживающие за Уралом, оторваны от столицы. Император решил сплотить российские города и подарить жителям отдаленных регионов железную дорогу до Петербурга. Однако за столетие своего существования магистраль превратилась в нечто большее. Для многих она стала символом поиска себя и познания мира.





Начало экспедиции


Я сидела под желтым светом приглушенной лампочки и заканчивала затянувшийся рабочий проект. За окном был темный декабрь. “Запланировать бы поездку”, – промелькнула идея. “Работать никому не хочется”, – фыркнул в ответ внутренний реалист. “Может, куплю билеты на поезд?”– продолжала размышлять я. “Почему не на гужевую повозку сразу?” – злорадно поинтересовался кто-то в голове. “Далеко. Чтобы вырваться из Москвы!” “Слишком масштабная авантюра”, – вновь усмехнулся реалист.  

Машинально я взяла телефон и набрала номер. Трубку поднял друг-фотограф, с которым я когда-то покоряла австрийские Альпы. Без предисловия я выпалила: “Я как всегда, но … Как тебе идея через три недели выдвинуться в сторону Иркутска на поезде?” “Чур, мне верхняя полка”, – услышала я сонный голос. Так началось мое путешествие в Сибирь.


Отправление с московского вокзала


Поезд из Москвы до Иркутска идет четыре дня. На иностранных форумах туристы со всего мира планируют поездку за полгода. У меня оставалось лишь несколько недель.



Пуховую куртку и два красных свитера я паковала в спешке, а продукты закупала по принципу "что лучше можно утрамбовать". На антресоли я откопала огромный походный рюкзак, который смотрелся мешковато. Попытка найти в Гугл «чем занять себя в поезде» и «как выжить без душа» не увенчалась успехом. В итоге я готовилась, пролистывая фотографии Байкала в Instagram. Вопрос с попутчиками я так и не решила.



У коренного населения Байкала существует легенда о верности идее и стремлении к цели. У могущественного озера было 336 рек-сыновей и одна дочь, Ангара. Все они втекали в него, чтобы наполнить водой. Ангара не была похожа на братьев и хотела свободы. Она полюбила Енисея и убежала с ним. Вслед дочери Байкал кинул огромную скалу, Шаман-камень. До сегодняшнего дня Ангара остается единственной рекой, осмелившейся вытекать из озера несмотря ни на что. Я же старалась вырваться из шумной и вертящейся Москвы.



Наступил день отправления. К началу путешествия мне удалось расширить свою команду до пяти человек.  




Москва провожала в путь сибирским морозом. Мы нашли вагон и сгрузили тяжелые рюкзаки на платформу. В окне показались любопытные глаза проводницы и снова исчезли за расшитой занавеской. Я пыталась согреться:  болтала с ребятами, жевала припасенный на дорогу бутерброд, смотрела на часы, водила ногой по липкому снегу, беззвучно глядела на вагон. Примерно через полчаса дверь так и не открылась, а пальцев я уже не чувствовала. Поездка в самый холодный регион России начиналась с отмороженных в столице ног.



Наконец-то дверь заскрежетала и со скрипом распахнулась. Когда я первый раз шагнула в купе, то с трудом смогла в нем развернуться. Оно было размером со шкаф Гарри Поттера под лестницей. В нос ударил запах старых книг. Я бы изрядно удивилась, если бы мне сказали, что за несколько дней пространство превратится в полноценную квартиру. Каждый выделит себе уголок. Вещи будут структурированы и под рукой.

  


Дни в поезде


Я не сразу поняла, что главное на самой длинной в мире железной дороге – это доступ к интернету и электричеству! Первый отсутствовал полностью, как и сотовая связь. Транссибирскую магистраль окончательно электрифицировали лишь в начале этого века, поэтому две розетки на вагон можно было расценивать как удачу. Я немного схитрила и заранее выбрала купе с секретом – выходя в узкий коридор, я утыкалась в абсурдно маленький стул. За ним пряталась заветная розетка.



Мое место было на “первом этаже”. Как только поезд заскрипел и сдвинулся с места, я впечатывалась лбом в стекло, и глаза начали прыгать вслед за проскакивающими видами. Мелькали придорожные избушки, земляные платформы и бабульки с сомнительной рыбой. Поезд только тронулся, а мне показалось, что гламурная столица уже исчезла. Вагон окунулся в пейзажи, сошедшие со страниц былин.




“Вы не замечаете этой быстроты, ужасающей воображение”, – писали в газетах про первый российский поезд. А ведь к тому моменту в Россию еще не завезли паровозы, и вагоны двигались на конной тяге.



Поезд, на котором я ехала на Байкал, не мог сравниться по комфорту с классом люкс. РЖД запустил его несколько лет назад для иностранных туристов. Мой билет до Байкала не стоил 300 тысяч, и мне не играли на пианино в вагоне-ресторане. Напротив, я наблюдала за Россией из вагона, в котором могли путешествовать еще мои бабушки.




У Транссибирского пути есть главная черта – он не является туристическим маршрутом. Большинство пассажиров – обычные жители пролетающих мимо городов. Они едут домой, на службу, на работу. Это своеобразный срез жизни в миниатюре.




Проснувшись в один из дней, я прищурилась от солнца, приподнялась на локте и, покачиваясь, отодвинула занавеску. Вагон мчался, а вокруг была такая красота! Я не могла сойти с поезда, но мне отчаянно захотелось поближе узнать страну за окном. На полчаса поезд останавливался в крупных городах. В Ярославле я выглянула на улицу, практически не отходя от двери. В Перми, которую Чехов увековечил в своей пьесе “Три сестры”, я стремглав выбежала на вокзал и в панике развернулась обратно, боясь опоздать. В Екатеринбурге, где в заточении провела свои последние месяцы царская семья,  я осмелилась выйти на центральную площадь. К тому моменту, когда поезд прибывал в Новосибирск, мне показалось, что за тридцать минут я могу успеть практически все. На спор я спустилась в единственный в Сибири метрополитен.




С приближением Иркутска мне стало грустно. Я была так близка к заветному Байкалу, но больше всего на свете мне хотелось продолжить путь. Я бы многое отдала, чтобы следующие три дня покачиваться в пути до Владивостока. Сбор у самовара в узком коридоре, разговоры у окна, походы в вагон-ресторан незаметно превратились в дорогие сердцу ритуалы. Я успела привыкнуть к странному распорядку железных дорог: сколько бы мы ни ехали, жизнь в поезде текла по московскому времени. А проводница, которая каждый день мыла пол в нашем купе, улыбалась с каждым разом искреннее и дружелюбнее. Четырех ночей в поезде вдруг стало мучительно мало.






Иркутск








Из Иркутска в сторону озера я выехала уже глубокой ночью. “Поезжайте вдоль реки Ангары”, – сказал добродушный мужчина в автопрокате. “Доберетесь до Байкала за часа два. А почему вы решили приехать на озеро именно сейчас?” – из любопытства спросил он, когда я уже садилась в машину. “Байкал ведь обычно замерзает только к середине февраля”. И я машинально захлопнула дверь.




Озеро Байкал


Я не могла выкинуть навязчивую идею из головы. Проехать через всю страну и не увидеть лед Байкала! Зачем же я ехала? Готовясь к поездке, я читала про гонки на собачьих упряжках по невозмутимо прозрачному льду Байкала. Смотрела, как иностранные туристы рассекали по нему на коньках. Почему-то я представляла озеро вечно замерзшим.

На следующее утро я в одно мгновение проглотила завтрак, надела две пары брюк и буквально вытолкнула своих друзей на улицу.

Передо мной развернулся необыкновенный вид. Нет! Льда на Байкале и правда не было… Морозная вода плескалась. Над ней до горизонта возникали и росли вверх столбы пара. Поверхность была окутана легкой танцующей дымкой. Такое редкое явление можно увидеть на озере только один месяц в году. Вода остыла практически до нуля, но не успела замерзнуть. Я стояла и смотрела. Байкал показывал свою силу. Я добралась до озера. Мне уже не важен был лед. Зачем же я ехала? За свободой и простором. А рядом текла жизнь: гавкали за забором собаки, продавщица с грохотом открывала створки ларька с сушеной байкальской рыбкой, омулем, и автомобиль “буханка” пыхтел по пустой дороге. В ледяную воду как ни в чем не бывало погружались две аквалангиста.








Я гуляла по берегам Байкала неделю, прежде чем вернуться в Москву. Путешествие, уютное купе в поезде, прожигающий мороз озера и легенда о стойкой Ангаре незаметно утихли. В бегущую наперегонки Москву я привезла душевное спокойствие. В столицу, словно в Байкал, впадало несчетное количество людей. Так заманчиво было никогда не вырываться. Но позволить себе хоть раз плыть в противоположном направлении оказалось несложно. Из мегалополиса и на просторы бесконечной страны. В сторону не обязательно замерзшего Байкала.








Выражаю благодарность Дмитрию Корявко за завораживающие фотографии экспедиции



КОММЕНТАРИИ
Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться:
Vk / Fb / Email
Нет комментариев

Россия

Отчёты читателей

Не забудье подписаться на нас в социальных сетях

мы не перестанем вдохновлять вас на путешествия!



Спасибо, уже