Грузия за 10 дней

Грузия за 10 дней

Раздел: Отчёты

04.03.18,







В начале сентября мы с подругой поехали в Грузию. Все говорили: как же так, вам не страшно ехать ТУДА вдвоем? Горная страна представляется многим россиянам (преимущественно в провинции) опасным местом, где русских девушек уводят в рабство бородатые мужчины. Я тот человек, который оборачивается каждый раз, когда слышит шаги во дворе собственного дома, но на границе с Грузией мой маячок безопасности уснул и  просыпался только пару раз за всю поездку. В Грузии мне было спокойно и хорошо. Это абсолютно туристическая страна.

Мы приехали, чтобы отдохнуть душой и телом. Мы не запоминали названия мест, не знали, сколько пробудем в каждом городе и когда вернемся обратно. Мы были в моменте. Мало фотографировали. Учеба в университета началась примерно со второго дня нашей поездки, поэтому беспокоиться было не о чем.

Это был идеальный маршрут на 10 дней: Казбеги-Тбилиси-Батуми. Наше путешествие началось из Владикавказа. Кроме двух небольших чемоданов, у нас был пакет с дыней и бутылка вина. На дне моего чемодана лежал свисток и круг, ибо я рассчитывала покоиться на волнах, впитывая кожей южное солнце, и зажигать на вечеринке в роли тренера баскетбольной сборной. То ли наш набор путешественников, то ли столкновение двух подруг, иссыхающих от нехватки эмоций, дарили нам ощущение спокойствия и свободы. До границы с Грузией мы добрались на маршрутке за 30 рублей, потягивая вино на заднем сидении, игнорируя взгляды женщин в длинных темных юбках, отягощенных привычным укладом жизни.  

Мы вышли на границе с Грузией в районе Верхнего Ларса, где стояли несколько суровых пограничников цвета хаки с автоматами через плечо. Тянулась бесконечная вереница автомобилей из России в Грузию и обратно. Границу нельзя пройти пешком, поэтому мы поймали попутку (в пробке это было несложно). Военно-Грузинская дорога оказалась слишком узкой, а пробка тянулась в обе стороны. Отдав 1000 рублей за двоих, мы довольно быстро оказались в Казбеги. Нам тут же выпал шанс оценить стиль вождения грузин – такой же быстрый и резкий, как и речь. Грузия заставляет тебя доверять с первого крутого поворота  под песню «Черные глаза» в машине незнакомца.


Казбеги


Поселок с 2007 года называется Степанцминда, но местных это мало заботит, и на всех табличках до сих пор красуется прежнее название Казбеги. Улицы поселка тянутся на вершину холма. Стояла ранняя осень, и европейцев здесь было больше, чем  русских. За 1500 рублей в сутки мы поселились в чудесном гостевом доме "Нино", который окружали горные вершины. В номере у нас стояла большая кровать, окно выходило на сад и заснеженные хребты гор. Нас мало волновало отсутствие горячей воды в течение двух суток и затхлый запах в туалете-душевой.




Мы узнали, где находится гостевой дом, в ближайшем продуктовом. Когда мы входили в калитку, уже смеркалось. В саду висел гамак, рядом стояли два пластиковых стула и стол, на котором мы незамедлительно разрезали дыню. Это было абсолютное счастье. Гергетская церковь XIV века смотрела на нас с горы. Тогда я узнала, что она и есть цель нашего пребывания в Казбеги. За ней исчезала в облаках третья по высоте гора в Грузии Казбек (ее высота – 5033 м). Местные рассказывали байку, что вершину Казбека может увидеть только по-настоящему добрый человек.





Наутро мы собрали рюкзаки и пошли к церкви, которая располагалась на высоте 2 170 м у подножия Казбека. До вершины мы шли два часа. Путь пролегал сначала через поселок у подножия гор, а затем началась крутая тропа вверх. Каждые 20 шагов мы останавливались и переводили дыхание. Я уже не чувствовала в себе туристического начала и тешила себя мыслью повернуть назад. Через несколько дней я приноровилась, и новые вершины стали для меня скорее вызовом, чем поводом для нытья. На пути к Гергетской церкви, которая стала походным местом для всех туристов, лежали развалины древней крепости. Наконец, мы добрались до вершины.



Наверху не было сувениров, кафе и других туристических местечек. В XVIII веке в Гергетской церкви прятали грузинские реликвии от нашествия персов. За пару лет до поездки в Грузию я узнала, что мой прадед был персом. Совпадение?



Внутри Гергетской церкви не было золота и богатого иконостаса. Не было электричества. Это придавало церкви особую аскетичность. Кое-где сохранились размытые древние фрески. Из-за отсутствия ровного освещения приходилось вглядываться в блеклые разливы на стенах, вдыхая легкий запах ладана и мокрой штукатурки. Мы обогнули церковь, и перед нами открылся панорамный вид на Казбеги и всю цепочку гор вперемежку с облаками. Вниз мы бежали через перелески, увеличивая скорость и поскальзываясь на шишках и древесных опилках. В голове ширилась приятная пустота. Кстати, к Гергетской церкви можно доехать на такси, но это было нам не по карману и не соответствовало нашим запросам на приключения.



Позже мы прогуливались по уютным залам дома-музея художника Александра Казбеги, доедая горячий хачапури. В здание мы попали бесплатно. На следующий день мы сели на маршрутку до Тбилиси. По мере наполнения микроавтобуса люди не теряли надежды втиснуться в проход. В тот момент я немного испугалась, что они поедут стоя по крутому серпантину. Я уткнулась в книгу, ожидая отправления. Неожиданно весь проход заполнили табуретки, и мое уединение нарушило чье-то плечо. Так наша вьетнамская маршрутка оказалась забита под завязку. Микроавтобус подбрасывало на кочках и клонило в сторону на заворотах. Читать было невыносимо, буквы прыгали и размазывались. Я прилипла к окну, где мелькали голубые озера и хаотично разбросанные крестьянские хозяйства. Весь путь занял часа 3-4.


Тбилиси


Три главных достопримечательности Тбилиси – полицейские в красивой форме, турецкий кофе и инжир по 30 рублей за килограмм.

На автовокзале в Тбилиси нас встретили хосты с Сouchsurfing.com От оживления большого города мы немного растерялись. Женщины останавливали маршрутку в третьем ряду кругового перекрестка и бежали к ней, не оглядываясь на сигналящие машины.

Мы поселились у хостов в новом микрорайоне с панельными пентхаусами. Возле каждого входа за оградой был необустроенный огородик. Наш дом стоял на краю обрыва, с которого открывался завораживающий вид на мерцающий в темноте город. Здесь было туго с уличным освещением, отчего огни внизу казались еще ярче. Мы поужинали, обсудили грузинско-российские стереотипы и пошли по деревянной лестнице наверх. В нашей новой спальне была мягкая кровать, зеркало в полный рост и  фиолетовые стены, которые быстро приелись и стали раздражать.

Утром началось с канатной дороги, ведущей к крепости Нарикала. Подходя к подъемнику, мы почему-то громко напевали "границы ключ" после того, как убедились, что молодёжь не понимает нашу речь. За два дня мы посмотрели старый город и новые достопримечательности, инициатором которых был Михаил Саакашвили: мост Мира через реку Кура, Министерство внутренних дел и Президентский дворец. Все это лаконично вписывалось в местный ансамбль. Мы бродили по крутым закоулкам старого города. Стали экспертами по части чурхчелы и хинкали. Изо дня в день мы брали у торговцев на улице инжир, запивая его густым, как смола, турецким кофе.



Все музеи были закрыты, поэтому мы, никуда не торопясь, сидели в сквере, поедали мороженое и ловили брызги фонтана. По вечерам мы ходили в рестораны в старом городе, где пели грузинские народные песни и подавали вкуснейшие пхали. После ужина наши хосты отвезли нас к так называемому «грузинскому морю». Был жуткий ураган. Стоянки рядом с озером не было. Мы продрогли за пару минут, а до озера было ещё идти и идти. Тогда мы, конечно, не поверили, что днем тут место для отдыха и люди купаются в этом мерзлом котле с волнами.

За первые пару дней мы познакомились со столицей и были готовы к новым приключениям. Мы решили сменить жилье. Почему-то нам казалось, что в Грузии можно снять квартиру только на местных сайтах, и напрочь забыли про агрегаторы вроде OneTwoTrip, Booking и Ostrovok. Владельцами однокомнатной квартиры в центре была семейная пара лет 70-ти. Она раньше преподавала русский, он – музыку. Когда мы вошли, хозяйка расплылась в улыбке, держа в руках бокал красного вина. Мне показалось это идеальной старостью. Заплатив за ночь около двух тысяч рублей, мы чувствовали себя разоренными. Приготовив настоящий грузинский ужин – сосиски с макаронами и вином, – мы съели его красиво, расстелив простыню на полу балкона.



Вечером мы позвали двух парней с Сouchsurfing.com Они заранее предупредили, что жилья у них нет, их можно позвать только потусить (да, и такое бывает). Мы выпили бутылку водки, после чего наши новые друзья, между прочим, не знающие русского, пели «очень черные, очень страстные». Моя подруга переоделась в длинное шелковое платье с глубоким разрезом сбоку и всю ночь говорила только на испанском.

Мы добрались на такси до клуба «Галерея», расположенном в старинном особняке. Тут царила полная свобода от дизайна – в клубе сохранились обшарпанные стены и потолок. Обстановка была пугающе дружественной. Европеец, покидая кабинку туалета, крикнул толпе: «Кому травку?» – и протянул пластиковую бутылку над очередью. Ди-джей играл качественное техно. Мы веселились. Все консервативные предрассудки рухнули, когда часам к четырём утра подтянулись гомосексуалы и феи-трансгендеры.

Утром мы встретились с новыми хостами, которые тоже не говорили по-русски. Мы были ужасно разочарованы. Приходилось много думать. Когда мы приехали в Мцхету и неспешно прогуливались по первой столице Грузии, я вдруг поняла, что мне легко. Я могла даже шутить по-английски. Новые хосты оказались забавными и крайне экспрессивными, но готовыми показать окрестности. Когда мы подъезжали к продуктовому магазинчику без уличной кассы, водитель закричал в дверь магазина: «американо!». Кофе ему так и не вынесли.

Вечером мы приехали на «шашлычную стоянку». Бил родник, вокруг которого грузинские семьи готовили мясо. Из другого лагеря нам принесли сочную дыню, а после того, как стемнело, пришли двое незнакомых мужчин, чтобы  сказать тост. Я уже привыкла к отсутствию личного пространства. Его заменяла семейность. Когда потребовалась бумага для разведения костра, я вспомнила о блокноте, в который я весь год записывала планы на день. Он стал отличным топливом. Пока горели листочки, разгладилась еще одна моя морщинка.



На другой стороне ручья мы нашли лошадь, привязанную к кустарнику. Она была добродушной и не отказала в совместной фотографии. В тот вечер мы познали местный способ приговления мяса – жареное и хрустящее снаружи, полусырое и мягкое внутри. Уехали мы последними из отдыхающих. Не успев тронуться, машина свалилась одним колесом в обрыв, где шумел ручей. В поисках помощи мы остановили машину на трассе, до которой было минут 10 пешком. Из нее вышли человек восемь (для грузин обычная история – садиться в машину вдесятером). Положив палки под колеса, машину вытолкнули в два счета, и мы благополучно добрались до города. В ту ночь мы поехали в другой клуб, который находился на опушке леса. В «Витамине» играл хаус. Эхо отдавалось в соснах, окружающих поляну. Я купила сидр (ох уж эта хипстерская жилка). В отрыв ушли мы и еще пятеро.



Следующие три дня мы ездили по окрестным монастырям в Кахетии. Я не чувствовала себя такой экстравагантной, как моя подруга, которая поднималась в гору в мини и на каблуках, держа в руке сигарету. Наши хосты купили нам грузинские деревянные крестики. В одном из храмов по брусчатке, ведущей ко входу, тащили барашка на веревке. Он визжал, как будто бы знал, что его ждет. Как нам объяснили наши новые друзья, это жертва – дань монастырю. Мы так и не поняли от кого.



Когда мы зашли внутрь, я медленно пошла вперед, прямо к алтарю. Тусклый свет бил в высокие окна, клубясь над картинами и фресками. Я перекрестилась. Обычно я больше рассуждаю, чем делаю. Здесь у меня сломались все тормоза, и я была счастлива. Я была как будто «вне» своей жизни. Я была свободной от пространства, от своих и чужих ожиданий. Меньше думать, больше проживать – как сложно сделать эту фразу своим девизом в обычной жизни.


Батуми


За ночь мы добрались до Батуми на двухэтажном автобусе. Билет стоил 1500 рублей. На автовокзале все диваны оказались заполненными приезжими. Было тепло и уютно. Бродяга лет двадцати с соседнего дивана стал громко перечислять все остановки по маршруту автобуса Москва-Тбилиси. Когда он назвал наш город, мы должны были открыть шампанское и станцевать, но он так и остался проигнорированным. В 12 часов подошло время заселения, мы вызвали такси и поехали в наш отель. Днем мы купались и загорали, а вечером на закате брали в прокат велосипеды и катались до бухты, смотрели, как солнце садится за море. После заката мы купили дыню и бутылку вина и пошли сидеть у волн. В модном клубе «Сектор 26» в те ночи не было ни людей, ни вечеринок.





На следующий день мы добрались до ботанического сада с величественными ярко-зелёными эвкалиптами и бамбуковой рощей. Солнца было все меньше, наступал сезон дождей. Вход в сад находился у подножия горы. Мы поднимались наверх (именно так начинался каждый наш день), читали названия диковинных растений, наблюдали за солнечно-красными рыбками в фонтане, пытались обнять баобаб. Обратно с холма мы мчались в кузове с местными садовниками, которые заметили наш тяжелый шаг и предложили подбросить. В Батуми наша кожа стала темнее, а цвет глаз – насыщеннее и ярче.




Пляж тянулся по всему побережью вдоль города, и мы искупались прямо у ботанического сада. Мы так и не доехали до границы с Турцией, где, по словам местных, чистейшее море. На следующий день мы решили выехать из отеля и переночевать на шезлонгах или на креслах кинотеатра в парке. Мы уснули почти в самом начале фильма, и в конце у нас отобрали кресла и выгнали с нарочитым пренебрежением. На улице холодало. Спать на шезлонге казалось убийственной идеей. Недолго думая, мы вызвали такси и, сонные, вернулись в наш отель.




Дальше наш маршрут был такой: автобусом из Бутуми до Тбилиси, из Тбилиси в Москву, а затем на поезде до Санкт-Петербурга. Это изначально было плохой идеей, так как самолет Батуми-Санкт-Петербург стоил 12 тысяч, что примерно равнялось всем трем билетам.

В Тбилиси мы еще раз встретились с нашими бывшими хостами. Они отвезли нас позавтракать на главную площадь. Мы боялись опоздать на автобус, поэтому сильно торопились. Машина была припаркована на тротуаре. Мы бежали к ней с бутылками вина, закинули их через заднее окно, которое было открытым, и дали газу, перепутав заднюю с передней. В следующую секунду сквозь дым мы увидели, что въехали в столб. Переднее зеркало с моей стороны было снесено, а стоящие спереди женщины разбежались. Так и появляются новости «автомобиль въехал в толпу на остановке».

Время в пути из Тбилиси в Москву, которое я не хочу помнить, заняло около 10 часов. Казалось, что мы проехали все 34. Сытая сетчатка и чистое сердце хоть как-то сглаживали положение.

Часто мы куда-то приезжаем, продумываем все до мелочей – где жить, куда в какой день ехать, где перекусить, в какой из музеев сходить. Но совершенно не задумываемся, а какие впечатления нам принесет эта поездка? Может, надо все отпустить – и будь как будет? Мы и так каждый день подчиняем себя планам. Если я вдохновлю на поездку хотя бы пару человек, моя цель будет достигнута.



КОММЕНТАРИИ
Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться:
Vk / Fb / Email
Нет комментариев

Не забудье подписаться на нас в социальных сетях

мы не перестанем вдохновлять вас на путешествия!



Спасибо, уже