Mishka.Travel
Новая Зеландия. Туда и обратно

Новая Зеландия. Туда и обратно

Раздел: Отчёты

20.01.17,



Всё о стране Новая Зеландия









- Ты что больше всего любишь делать? - Я больше всего люблю ничего не делать. - А это как? - А это когда всем говоришь, что ничего не будешь делать, а потом идешь и делаешь

О том, что Новая Зеландия — одно из самых тихих мест на земле, я знала из фильмов Питера Джексона. Заснеженные вершины гор, непроходимые леса, нетронутые пляжи, фьорды, ледники, вулканы, необитаемые острова — здесь собрано все самое лучшее со страниц учебников географии. И никаких змей! Никаких хищников, опасных насекомых, пиявок, ничего, о чем стоило бы беспокоиться. И никакой Большой Политики. Рай для побега.



Три самолета, сутки полета, девять часовых поясов, и меня встречает большая статуя Гимли в аэропорту Окленда.

— Вы везете с собой какую-нибудь еду или туристическое оборудование?

Я помотала головой. В моем чемодане лежала пара футболок и легкая куртка. Наступил октябрь, но Новая Зеландия была на пороге лета.



— Цель вашей поездки?
— Спокойствие, обнимашки с овцами и медитация на фоне пейзажей из “Властелина колец”. И фотографии, как на обложках National Geographic, — я представила, сколько раз эту фразу слышит таможенник, ведь каждый второй приезжает сюда в поисках Средиземья Толкина.





— Оки-доки, но спокойно, — это не про нас.

Я удивилась.

Тогда я не знала, что приехала в страну экстремального отдыха.


Роторуа




– А еще мы хотим прыгнуть с парашютом.

Я смотрела на Нильса с открытым ртом. Я не собираюсь прыгать с парашютом. Ну уж нет.

Через две недели моей новой спокойной жизни мы отправились на выходные в расположенный в зоне геотермальной активности курортный город Роторуа. Уже третий век люди приезжают сюда, чтобы принять уникальные грязевые и минеральные ванны.

– Но ванна – это не адреналин, – сказал мой спутник. – Ты ведь не будешь помнить ровным счетом ничего!
– По крайней мере я буду жива.

По мнению Нильса, я неправильно выбрала цель своей поездки. Новая Зеландия – это рай, но рай для туриста-экстремала.



Если ты не альпинист, велосипедист, лыжник или байдарочник, если не любишь походы и кемпинги, то нет смысла садиться в самолет и лететь на другой конец света. Здесь красиво, но все эти повторяющиеся пейзажи наскучат тебе через две недели.

Нильс, коренной немец, хотел попробовать все в этой стране. Он был уверен – приезжать в Новую Зеландию стоит любителям “пощекотать нервы”. В этой благополучной и тихой стране постоянно появляются новые виды экстремального спорта. Зорбинг, банджи джампинг, катание на скоростной лодке, зиплайн, следжинг… Киви умудряются даже всем известные экстремальные развлечения усложнить до такой степени, чтобы те стали еще более экстремальными. Кажется, что прыгать, ездить, кататься, летать, съезжать на доске или гулять можно почти в любом месте страны.

Мы все утро проспорили, как провести день. Я рвалась в долину гейзеров Ваймангу, где разлиты небывалые краски, но воняет тухлыми яйцами.

Там можно сделать крутые фотографии. Как в National Geographic!

– Таких фотографий тысячи!

Через полчаса я сдалась и согласилась на прыжок. Словно Бильбо, которого Гендальф уговорил отправиться в поход к Одинокой горе. Но из-за дождя все прыжки отменили, хотя еще с утра светило солнце. Погода в Новой Зеландии – вообще загадка синоптика. По мнению киви, один день может вмещать все четыре времени года.

– Тогда мы попробуем банджи джампинг, – заявил Нильс. Деваться было некуда.

Банджи джампинг – это тарзанка. Но с русской тарзанкой он не имеет ничего общего. Киви привязывают к ногам эластичный канат и прыгают с мостов, обрывов, скал и всего того, куда вообще могут забраться. Местные племена маори верят, что прыжки головой вниз – залог урожая батата. Потому этот вид спорта пользуется большой популярностью не только у туристов, но и у самих новозеландцев. На банджи джампинг приезжают целыми семьями. Так родители устраивают “боевое крещение” своим детям. Вот стоит мальчик лет тринадцати на высоченной платформе над бездной, смотрит вниз, коленки трясутся, а снизу ему: “Комон, комон, Алекс, ю кен!” Наверняка и бабушки тоже прыгают. И урожай батата всегда хороший.



До прыжка мы успели покататься на скоростной лодке, крутили педали в подвешенном к монорельсу велосипеде, летали в аэродинамической трубе и раскачивались маятником в мешке, привязанном на 50-метровую высоту (что, к слову, было страшно, но круто). Уровень адреналина во мне зашкаливал, и я первой вызвалась спрыгнуть с платформы в 43 метра. Пока инструктор привязывал к моим ногам оборудование, я вовсю улыбалась Нильсу и напрочь забыла о своем желании избегать опасных приключений.



– Самое главное – не смотри вниз. Как только я досчитаю до одного, ты должна прыгнуть, – напутствовал инструктор. – Только не смотри вниз.

Любая площадка для банджи джампинга в Новой Зеландии, на какой бы высоте она ни находилась, помнит много самоуверенных парней и девушек, которые теряли весь свой раж при одном только взгляде вниз и разворачивались обратно. И я не намеревалась быть одной из них.

И, конечно, я посмотрела вниз. Бескрайние зеленые поля с пасущимися овечками поплыли перед глазами. Разве это медитация?

Инструктор два раза начинал и заканчивал обратный отсчет, я успела отойти от края, посидеть на скамеечке, вернуться, снова посмотреть вниз, потом на горизонт, обматерить Нильса, сделать выговор себе и пообещать, что больше никогда не полезу прыгать снова. Стоять на платформе и смотреть с высоты на Новую Зеландию – это пожалуйста, но пытаться рассмотреть что-то, вися на веревке головой вниз, когда кровь приливает к голове, – как вообще возможно получить от этого удовольствие?



Мой внутренний секундомер сообщал, что я торчала на платформе пятнадцать минут. Но видео с GoPro зафиксировало паузу в пять. Потом я прыгнула. Ровно минуту, пока длился полет, я не думала ни о чем. Мне было все равно, где я и какая красота со страниц National Geographic меня окружает.

– Ну и что ты обо всем этом думаешь? – спросил Нильс на обратном пути в Окленд.
– Я не собиралась ничего подобного делать в Новой Зеландии, да у меня и в мыслях даже не было!
– Это потому, что тебе не повезло, и ты встретила меня. То ли еще будет.

Как в воду глядел.




Залив островов




Нас пятеро: Нильс, Мартин, Джонни, Джоана и я, и мы друг за другом пробираемся по натоптанной тропинке на самый верх гигантских дюн Те Паке на севере Новой Зеландии. Мы только что заключили договор, ударив по рукам, что пройдем вместе весь путь до южной точки Южного острова страны. Как Братство кольца.



Самое бюджетное развлечение в Новой Зеландии – сандбординг. Это катание по песчаным дюнам на специальных досках, сделанных из обычного пенопласта, обмотанного металлизированной липкой лентой, без которой доска не скользит по песку. На севере страны расположен почти бесконечный 90-мильный дикий пляж (который на деле 55-мильный). Во время отливов и штормов сильный ветер с океана забрасывает песок на сушу, и образуются огромные холмы, которые в высоту достигают до 300 метров. Въезд на территорию бесплатный, но приходится карабкаться в гору самому, без всяких там подъемников. Так что, когда съедешь раз пять и поднимешься столько же, желание кататься дальше пропадает насовсем.

Палит солнце. Песку нет конца и края. Он повсюду. Справа, слева, под ногами, в ушах, волосах и за шиворотом. Кажется, что и внутрь меня он тоже попал, когда я в первый раз съезжала с дюн. Я не рассчитала траекторию, столкнулась с Джоаной, перевернулась и оставшийся путь прокувыркалась вниз. Мартину повезло меньше. Решив прокатиться на доске стоя, он сразу же слетел с нее и со скоростью звука воткнулся в песок.

– Надо проехаться еще раз, – скомандовал Нильс. – Я не успел вас заснять!



Представив, что со всеми своим ушибами мне нечего будет выложить в соцсети, я послушно поплелась наверх. А ведь могла загорать на 90-мильном пляже.



А потом мы весело и дружно толкали наш застрявший в песках автобус. Потому что, несмотря на висевшую на подъезде к дюнам табличку “вы въезжаете на машине на свой страх и риск”, наш водитель решил испытать свою удачу. И мы вместе с ним. В течение всего следующего часа испытывали удачу, поспеем мы назад к ужину или нет.

– Знаете, что мы теперь обязаны сделать? – сказал Нильс, вытряхивая из-под футболки гору песка. – Мы должны все вместе прыгнуть с парашютом.

Я сплюнула застрявший между зубами песок. Я ненавижу своего друга.


Роторуа. Возвращение


– У нас впереди самый крутой рафтинг в мире! – радовался Нильс.

Спустя два месяца мы во второй раз приехали в Роторуа. В 30 минутах от города находится семиметровый водопад – самый большой в стране, с которого разрешено сплавляться. И наши весла были направлены туда.

Мы облачились в гидрокостюмы и спасательные жилеты. Мне пообещали, что в тропических джунглях, через которые проходит наш путь, я наконец-то смогу помедитировать в тишине. Да еще познакомлюсь с местной фауной.



Рафтинг в Новой Зеландии – тоже весьма популярное развлечение, которое не могло не возникнуть в стране, где столько рек и озер. Реки здесь от первого до пятого уровня сложности, походы могут длиться от нескольких часов до нескольких дней. На надувных лодках вооруженные веслами смельчаки преодолевают бурные пороги и любуются на субтропические и вечнозеленые леса. Это называется white water rafting. А любители сплавов по подземным рекам могут попробовать black water rafting в карстовых пещерах Вайтомо, которые знамениты колониями светлячков.



Все шло замечательно. Мы удачно вписывались в повороты и успевали глазеть по сторонам. Но когда мы стремительно вошли в водопад, и тонны воды обрушились на меня прежде, чем я услышала сигнал сгруппироваться, стало понятно – что-то пошло не так. Мы перевернулись, Джоана и Нильс выпали за борт, а мы с Мартином беспомощно лежали на дне лодки.

Вообще, количество несчастных случаев на подобных аттракционах минимально. Парашюты раскрываются, веревки не обрываются, из шлюпок если кто и выпадает, то их вытаскивают профессиональные спасатели. Никакой халтуры со стороны инструкторов и туристических компаний. Правительство строго следит за лицензиями и каждый год ужесточает правила на их получение.

Помните момент из второй части “Хоббита”, когда гномы и Бильбо плыли в бочках по реке? Посде рафтинга я чувствовала себя так же. Ни о какой тишине и медитации речи не шло. Мы переводили дух, и лишь Нильс сиял.



– Это же настоящее приключение! – улыбался он.

На следующий день я обнаружила на своей ноге два фиолетовых синяка сантиметров шесть-семь в диаметре. Но это было самой маленькой моей проблемой. Мы отправлялись прыгать с парашютом.


Таупо


Взлетная полоса расположена прямо на берегу озера. Нам не нужно представлять, какой вид открывается на высоте в четыре с половиной километра. Через несколько минут мы все увидим своими глазами.



– Запомните, вам ничего не нужно делать. Наслаждайтесь видом, будьте послушными бананами, – наши инструкторы пристегивались сзади и еще раз проверяли все крепежи, пока маленький розовый самолетик набирал высоту. Почему именно бананами, объяснить никто не мог.



Прыгать с парашютом в Новой Зеландии модно. И дорого. За куда меньшую сумму можно записаться в один из летных подмосковных клубов, все равно, как говорят, в первый раз ты будешь думать не о природных красотах. Но надо отдать должное этой стране. Полет на высоте 15 000 футов (около 4,5 км и минута свободного падения) над разноцветными полями, озерами, вулканами и горами поразит даже самого черствого сухаря. А называется это все красивым словом “скайдайвинг”.

Мой инструктор похлопал меня по плечу.

– У тебя есть послание для семьи и друзей?
– В моих переменах прошу винить Нильса.

Это было правдой. Спустя два месяца я пересмотрела свое мнение по поводу моего идеального отдыха в Новой Зеландии. Мне хотелось совершать безумства в огромных количествах.

Конечно, одного в небо не пустят, все полеты проходят в тандемах. К прыжкам соло допускаются только сертифицированные скайдайверы. Инструктор-парашютист – одна из наиболее востребованных здесь профессий. Но какими бы безбашенными они ни казались, отпуская шуточки, что парашюты не раскрываются, а сами они безумно боятся высоты, у этих ребят за плечами было по нескольку тысяч прыжков с большой высоты. Они только тем и занимаются, что цепляют на себя энное количество “бананов” каждый день с утра до вечера и прыгают, прыгают, прыгают…



Открылась дверца самолета. Скорчив забавную рожу, выпрыгнул первый инструктор, за ним тандем, и вот мы уже подползли к краю. Взгляд скользнул вниз, где под облаками виднелась верхушка вулкана, переливалось голубое озеро и ровными рядами высились “причесанные” холмы. Я смотрела на обложку National Geographic. Если бы я только знала столько синонимов слова “красиво”, чтобы достойно описать увиденное! Волшебство. Было нестрашно, и, с жадностью разглядывая пейзаж с высоты 15000 футов, я поняла, что именно здесь нашла свою медитацию.



Я визжала всю дорогу. От удовольствия, от осознания себя частью чего-то огромного, от победы воли над разумом, от свободы тела… От того, что здесь в небе наконец-то поняла, что имел в виду Нильс, когда два месяца назад уговаривал меня на это безумство. Реальная Новая Зеландия и экстрим неразделимы.




Эпилог




К сожалению, после поездки в Роторуа наше братство распалось. Нильс отправился в трехнедельный автобусный тур навстречу своим приключениям (он прыгнет с самого первого места банджи джампинга, покорит ледник, на дощечке сплавиться с водопада и проведет пару дней в открытом океане на корабле берегового патруля в качестве медбрата). К Джоане приехал муж, и они на арендованном мини-автобусе поехали в долгое семейное путешествие по стране. Джонни остался в Окленде улаживать вопросы с визой и разрешением на пребывание. А мы с Мартином на машине в спешке колесили с одного острова на другой, пытаясь уместить в девять дней все самые сумасшедшие места Новой Зеландии.



И тогда уже я первая предложу залезть на последний уровень веревочного парка где-то под Веллингтоном, арендовать серф и ловить огромные волны на одном из пляжей Surfing highway, перелезть через забор закрытого парка, где снимали “Хоббита”, отправиться на байдарках в шестичасовое плавание по величественному фьорду Милфорд-саунд и ночью залезть на частную территорию ради купания в океане.



Вот только прыгать банджи джампинг я больше не буду.




P.S.


Жизнь в Новой Зеландии течёт спокойно и неторопливо. Часто ты оказываешься в таких местах, где время остановилось и кажется, что ничего не происходит. Возможно, именно со скуки киви и придумали свои экстремальные развлечения. Путешественнику, чтобы по-настоящему познакомиться со страной, нужно подняться не на одну вершину, пройти не одним треком, забраться не в одни джунгли, проплыть не по одному фьорду и прыгнуть не в одну пропасть. Для многих это станет подвигом. Но самый большой подвиг ждет впереди, потому что чертовски сложно покинуть самое красивое место планеты.



КОММЕНТАРИИ
Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться:
Vk / Fb / Email
Нет комментариев