Mishka.Travel
Уругвайский Медио: как воля случая познакомила нас с полярниками из Антарктиды

Уругвайский Медио: как воля случая познакомила нас с полярниками из Антарктиды

Раздел: Отчёты

19.11.14,



Всё о стране Аргентина







Контроль над собственной русской разговорной речью далеко от границ родины обычно утрачивается из-за отсутствия поблизости соотечественников. Масло в огонь потери контроля добавляла бутылка традиционного уругвайского алкогольного напитка Медио (вино/шампанское - 50/50), выпитая нами только в целях улучшения работы желудка – хотя уругвайская говядина с гриля была умопомрачительно нежна. Но обо всем по порядку.



Доехать до Уругвая из Буэнос-Айреса не составило никакого труда – достаточно было купить билеты и час провести на борту современного парома. В Уругвае путешественников встречает Колония-дель-Сакраменто – город, с которого начинается знакомство со страной. Толпы старых европейцев, передвигающихся на электромобилях между дорогими ресторанами по бутафорским улицам дали нам понять, что на этот город не стоит тратить время. Билеты на автобус до Монтевидео были куплены на автобусной станции рядом с пристанью, время в пути около 2-х часов.

  
  


Во время автобусных переездов по Латинской Америке одевайтесь тепло - кондиционер задувает, как злой ноябрьский ветер в измученные лица продавщиц пирожками в деревне Чёлва. Присутствие стабильного сигнала wi-fi в автобусе на всем пути позволило послушать любимую музыку, которую я забыл предварительно закачать в смартфон, и прочитать любопытную статью про русских старообрядцев, живущих на границе Уругвая и Аргентины. За окнами проносились богатые плодородные поля, засаженные благородными культурами, плодовые сады и маленькие одноэтажные дома «в один кирпич» - тоньше, чем иные сараи в дачном кооперативе «Ягодка» близ Добрянки.


Приехав в столицу, мы сразу заметили, что цены кусаются, ведь здесь нет «чёрных» менял, как в Буэнос-Айресе. Привет стабильной экономике и твердому курсу доллара! Не выяснив подробности размещения и понадеявшись найти отель по приезде, мы час шли пешком до исторического центра, попав под дождь. Русский авось в этот раз не помог.

Осмотрев несколько гостиниц, мы остановили свой выбор на старом отеле с 6-метровыми потолками и с обваливающейся лепниной времен испанской колонизации, надежная дубовая мебель и потертый деревянный пол тоже сыграли роль в нашем решении. Отель будоражил фантазию своим размахом, и лишь скромный холодильник с дешевыми напитками «опускал на землю» и давал понять, что период испанского господства здесь уже давно прошел, на смену ему пришел простой быт новых уругвайцев. Огромные стеклянные двери в два моих роста выводили на балкон, откуда открывался вид на океан. Погода окончательно испортилась: моросил дождь и поднялся ветер, а ведь в планах было погреться на пляже, да и теплой одеждой мы не запаслись. Настроение не поднималось, как того хотелось.

Желания проводить время в Монтевидео не добавилось и после беглой прогулки по городу. Пустынные улицы, облупленные одноэтажные дома с решетками на окнах рядом с пирсом еще хранили память о пьяных матросах – романтика портового города, что уж говорить. Только сытный обед мог придать столице «латиноамериканской Швейцарии» нормальный вид. «Мясо, сочное мясо, ароматное мясо», – рябило в голове, желудок давно ожидал такого поворота событий.


Выбран был аутентичный портовый ресторан, компактно вписавшийся в стены бывшего здания центрального колхозного рынка Монтевидео. Столики  располагались отдельно, давая возможность беседовать внутри компании, и длинная барная стойка с трех сторон окружала мангал. Мы выбрали второй способ размещения. Открытый гриль позволял занять глаза интересным зрелищем – упитанные потомки испанских моряков, смешавших свою кровь с местными женщинами из индейских племен, ловко закидывали различные виды мяса на сетку – рабицу, очень напомнившую мне панцирную кровать из спортивного лагеря «Лесная поляна». Она располагалась над раскаленными углями, получаемыми сжиганием лиственных пород незнакомого мне дерева. Достаточно было указать повару на приглянувшийся кусок. Вскоре мы с жадностью уплетали совсем не вегетарианское угощение, запивая холодным медио.  


Наискосок, метрах в пяти сидели три молодых китайца, жадно уплетающих еду с характерной особенностью широко открывать свои восточные глаза при каждом укусе. Громкое обсуждение этой забавной взаимосвязи и стало причиной дальнейших событий.

...Андрей Рюрикович - крепкий мужчина в самом расцвете сил с небольшой густой бородой черно-седого цвета, выдававшей в нем любителя посидеть у костра с друзьями под гитару. Лицо с крупными  русскими чертами излучало оптимизм, невозмутимое спокойствие и умиротворение. Он спокойно наслаждался всей прелестью местной кулинарии - ел говяжий стэйк, который еще недавно был веселой коровой мясной породы, бегающей на местных залитых солнцем лугах с сочной травой. Запивал его прохладным светлым пивом в привычном заведении недалеко от порта. Ничто не могло отвлечь его от этой трапезы – полтора года работы в Антарктиде позади, иногда раздающийся лай собак на улице был тому прямым подтверждением. Еще чуть больше месяца идти по океану - вначале на Канарские острова, затем до Германии – забрать группу немецких специалистов, потом еще немного - и родной Питер. Вдруг рядом он услышал родную речь – пара (а это оказались мы) кого-то очень горячо обсуждала.

- Вы туристы? – поинтересовался Андрей, решив вступить в беседу.
- Русская речь! – удивились мы.
- На чем сюда?
- Из Буэнос-Айреса на пароме приехали. А вы?
- А мы из Антарктиды возвращаемся.
- И как, понравилось? – первый вопрос, который пришел мне в голову.
- Да! Уже больше 20 лет, можно сказать - больше половины жизни, – чуть с иронией ответил полярник.
- Давайте тогда выпьем за Антарктиду! – испытывая гордость за весь российский полярный флот, предложили мы.
- Давайте! Первый раз я побывал в Уругвае 22 года назад, с тех пор здесь практически ничего не изменилось, только нравы стали помягче. Раньше у власти была хунта, а сейчас президент с женою живут в простом домике. От своей зарплаты он отказывается. У него охрана – 2 полицейских и его старая собака.
- Вы закончили работу в Антарктиде?
- Да, время к осени, пора возвращаться.  Раньше через Кейптаун ходили. ЮАР – единственная порядочная страна в Африке осталась.
- А на чем вы приехали?
- На новом ледоколе, это у него первый испытательный рейс.
- Было бы интересно его увидеть. Есть ли возможность попасть на этот ледокол?
- Ну не знаю, если в порт вас пустят, то на сам ледокол я вас проведу. Главное – это пройти в порт. Если удастся – подойдите к трапу и спросите меня. Если не удастся – удачи в путешествиях.

Перед уходом он сообщил нам свою фамилию для прохода на судно. В связи с открывшейся возможностью посетить корабль настроение значительно улучшилось.



Через час мы стояли недалеко от проходной в порт. Моя спутница получала ценные указания по разработанным мной правилам входа на уругвайские объекты без пропуска:

1. Сделай лицо “кирпичом”.
2. Ни с кем не разговаривай.
3. На вопросы не отвечай (хотя бы потому, что ты не понимаешь испанский).
4. Идем вглубь порта, пока не начнут стрелять в воздух.



«Прокатило», – радостно звенело у меня в голове. Очередной раз благодаря судьбу за предоставленную возможность родиться в суровой столице Западного Урала и мысленно передавая пламенный привет охранникам пропускной порта сонного Монтевидео, мы оказались в самом порту. Длинные высокие ряды разноцветных морских контейнеров сразу бросились в глаза – разгрузка контейнеровоза Rio de Janeiro была в полном разгаре. Пройдя пару сотен метров, мы наткнулись на НЕГО.  



Ледокол нельзя было ни с чем перепутать: высотой с 7-этажный дом, длиной, как поле для футбола, ярко-оранжевый корпус судна дополнялся надстройкой белого цвета. Поднялись по трапу и  попросили позвать нашего приятеля. Через несколько минут мы уже осматривали внутренности ледокола, открывая для себя любопытные моменты жизни моряков и полярников. Корабль оказался совсем новым – свежая краска еще не успела потускнеть от океанских брызг и низких температур. Приглашение пройти в каюту для просмотра интересных видеороликов с Южного полюса не оставило нас равнодушными.



Рассказы нашего нового друга Андрея Рюриковича можно резюмировать пятью тезисами, о которых я не догадывался раньше.

1. В русские Антарктические экспедиции не берут женщин вот уже более 30 лет. Даже одна может вывести из рабочего состояния коллектив всей станции.
2. Недавно чилийская женщина родила там ребенка (может от скучающего русского полярника). Правительство Чили имеет виды на присоединение Антарктиды к своей территории и планирует использовать случившийся факт как основание.
3. В Антарктиде нет собак.
4. Куски льда с 10-километровой глубины древнего замерзшего озера, добытые в исследовательских целях – лопаются в стакане с чилийским виски, так как они были под огромным давлением.
5. Двум молодым автостопщикам из России несказанно повезло. Выехав из Перу и  благополучно добравшись до Чили, они решили отобедать в одном из ресторанов. Познакомились с группой русских богачей-путешественников, арендовавших самолет для полета в Антарктиду. Нашли много совпадений культурных кодов между собой. В самолете были свободные места для стоперов. Слетали на Антарктиду и обратно в Чили. Бесплатно. Вот такой удачный автостоп.


По словам опытного полярника, Монтевидео с корабля похож на Бейрут.

    
После таких подарков Его Величества Случая, получателем которых невольно становятся все путешественники - задумываешься о судьбе. Именно она помогает купить нужные билеты или не покупать их вовсе, поехать в Уругвай или поехать в Чили, пойти в этот ресторан или в другой, разговаривать на родном языке или общаться на языке аборигенов, подводя тебя к важной точке. Дело за тобой – довериться ей или нет.



P.S. Небо в Уругвае как будто выше, и облака такие белые-пребелые (как настоящие).



КОММЕНТАРИИ
Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться:
Vk / Fb / Email
Нет комментариев