Заветная Персия: деревушка в горах и приграничный город на Каспийском море

Заветная Персия: деревушка в горах и приграничный город на Каспийском море

«Три страны в хиджабе»

Раздел: Отчёты

26.08.14,




Цикл статей:
«Три страны в хиджабе»






Автор Anna Abramenko



Исполняющий Дхарму защищен самой Дхармой

Из столицы Ирана мы уезжаем втроем. Наш испанский друг Эду, решив, что тоже хочет в горы и к Каспию, присоединился к нам на целых два дня. Садимся в автобус Тегеран-Рашт. Привыкли уже, что тут раздают еду: несколько пачек печенья, вафли, сок. В автобус заходит мужик. Сует в руки паек, чиркает меня рукой по груди. Думаю, показалось. То же самое происходит и с Таней. Не успеваем верно среагировать, а надо бы тут же дать в зуб. Вот Синтия Ротрок на нашем месте точно бы мочканула своим фирменным ударом скорпиона – кийя-а! А мы, матрешки, только зубами щелкаем да рты разеваем. Навык обороны минус один. Вдовесок оказывается, что и еда небесплатная – этот мужик под видом обслуживающего автобус попытался обмануть. Водитель выкинул его на улицу. В общем, скорее-скорее вон из Тегерана! Прощай, столица! Нет никакого желания увидеть тебя вновь.

Едем мы в небольшую деревушку под названием Масулех. Она находится на высоте в тысячу метров над уровнем моря в живописной горной местности. Сюда любят приезжать иранские туристы, чтобы отдохнуть от невыносимой жары горной пустыни. Пейзаж за окном меняется, становятся все выше и зеленее горы. Наша первая остановка – небольшой городок Рашт, или Решт, чуть южнее побережья Каспия. Отсюда до Масулеха около шестидесяти километров.



В Раште выгружаем свои вещи из автобуса. Стоим в раздумье, что делать дальше. Вместе с нами вышла молодая светловолосая иранка. Подходит, улыбаясь, интересуется, куда мы собираемся дальше. Отвечаем – предлагает помочь и разделить такси вместе с ней. Ее зовут Азаде. Она из Тегерана, учится в Раште на архитектора. Говорит, сюда было легче поступить. В итоге Азаде катает нас по всему Рашту за свой счет, помогает обменять деньги, а потом еще и привозит на стоянку такси и договаривается, чтобы нас за смешные деньги довезли до самой деревни. Азаде – последняя иранская муза, которая своей заботой, вниманием и открытостью экономит наши силы. «Я как-то попала в неприятную историю в Бангкоке – лишилась и денег, и документов. Тогда мне очень помогли незнакомые люди. Так что я теперь, похоже, компенсирую Вселенной», - очаровательно улыбаясь, резюмирует она на прощание. Платок надет абы как, пшеничного цвета волосы струятся из-под него солнечными волнами. Такая милая:
  


Несемся на бешеной скорости с сумасшедшим таксистом. На дорогу лучше не смотреть. Тем более, что пейзажи вокруг все краше и краше. Ух, какие горы! Ах, какой воздух! Эх, сколько зелени! Наконец-то. Меньше чем через час останавливаемся в Масулехе. Глинобитные домики деревушки, как гнезда, будто прилеплены, разместились на склоне горы. Крыши одного яруса домов – это пол или тропинка для другого яруса. Красота невероятная! Но и народу столько, что шум-гам кругом тот еще. Вроде бы, и праздники позади, но иранские семьи едут и едут отдыхать в прохладу и красоту этого места в таком количестве, что горные дороги уже не в состоянии вместить в себя такое количество автомобилей.

Оставляем Эду с рюкзаками и идем искать жилье. В Масулехе можно разместиться и в довольно дорогих апартаментах с отдельной гостиной, спальной, просторной ванной комнатой и кухней, а можно и в комнатке поменьше. Мы выбираем второй вариант. Кухня тут тоже есть, чисто, аккуратно, уютно. В углу куча матрасов и свежее постельное белье. В ванной душ и горячая вода. Напротив – главная и единственная мечеть. Супер!

Кидаем вещи и идем гулять. Деревушка очаровывает своими прелестями. В кафешке с шикарным видом на горы подкрепляемся все тем же традиционным супом под названием аш, накупаем фруктов и овощей на завтрак. Быстро спускается ночь – Масулех превращается в эльфийское поселение, разжигая склон разноцветными огнями своих окошек, лавочек, ресторанчиков и домов. Решаем основные фотографии сделать уже утром: встать с рассветом и нагуляться вдоволь по этим милым улочкам.

Просыпаемся в шесть утра, а в кране нет воды. Ни умыться, ни зубы почистить. Оказывается, своего водоснабжения в деревне нет – воду дает соседний городок,  и обычно поток по трубам приходит сюда не раньше восьми утра. Дожидаемся, пока из крана потечет. Солнце уже высоко, но на улицах пока что никого нет. Лавочки местного рынка только-только открываются. Свежо, красиво, хорошо:

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

К полудню решаем собирать рюкзаки и ехать дальше, в сторону моря. В милом Масулехе мы провели прекрасный вечер, спокойную ночь и бодрое утро. Доезжаем до ближайшего городка Фуман на автобусе, оттуда автостопом – правда за деньги – до приграничного города под названием Астара. Это наш последний город в Иране. Решаем шикануть: селимся в отеле всего в нескольких минутах от побережья. Кондиционер, белые простыни, Интернет в холле. Идем гулять. В забегаловке, где заказываем рис и салат, вдруг слышим русскую речь. Близость Азербайджана сказывается. Жители соседней страны регулярно приезжают в Астару затариваться всем подряд – в Иране все намного дешевле, чем в Азербайджане. Нередко общим становится именно русский язык, рудимент еще со времен Советского Союза.

На пути к морю – старушка-табличка на русском, ржавая, страшная, но все равно приятно:


Выходим к побережью Каспийского моря. На самом деле, это озеро, самое большое в мире. Ко всему, еще и соленое. Морем его называют из-за огромных размеров. Воды Каспия омывают берега сразу пяти стран: России, Ирана, Туркмении, Азербайджана и Казахстана. Говорят также, что статус озера, а не моря, мигом лишит страны права безраздельно распоряжаться водными ресурсами, которыми богат Каспий. Поэтому вопрос терминологии – это еще и дело политическое.

Береговая линия в Астаре длиннющая. Городской пляж грязный, пахнет мочой. Песок крупный, черный. Десятки семей сидят на каменных и бетонных плитках на подстилочках, кто с корзинками, набитыми продуктами, кто с кальяном. Вокруг очень грязно:


Мужчины в белых, почти что прозрачных семейных трусах, нерешительно заходят в воду. Их сыновья робко ступают следом. Несмотря на жару, одетые в полный хиджаб матери, даже не снимая свои кожаные сандалии, караулят отпрысков в пене волн. Женский пляж, тот, где можно раздеться, намного дальше, в паре километров. Здесь же, на семейном пляже, могут раздеваться лишь мужчины. Почти все обнаженные тела тучные, неспортивные, непривлекательные. Городские туристы. Оказывается, как и индийцы, иранцы плохо знакомы с большой водой, боятся моря и не умеют плавать:


На часах 19:00. Такой же неспортивный спасатель со свистком во рту проходит по пляжу, заставляя всех выйти из воды. Вечером море в Астаре официально закрывается. Все, хватит. Люди, вылезайте! Пришел черед поплавать рыбам. Купающихся выгоняют на черный песок – в воде теперь можно мочить лишь ноги:
  


Идем вдоль берега и находим точную копию Михаила Боярского, чуть потрепанного, но в образе:


Мда. Астара. Город-сюрреализм. Таблички на русском языке, ржавые и убогие, тепло одетые женщины, по пояс заходящие в соленую воду, тут же почти голые мужчины в прилипающих к некрасивым телам мокрых трусах, море, из которого выгоняют купающихся в определенное время… Да, мы очень устали от Ирана. Решаем идти спать в свой промороженный кондиционером номер, а рано утром бодрячком наконец-то выйти из страны в соседний Азербайджан. Назавтра Эду собирается проститься с нами и продолжить свой путь в иранский Табриз, а пока отправляется на поиски ужина. Перед сном мы с Таней рассуждаем о том, как первым делом скинем ненавистный хиджаб, а еще лучше ритуально сожжем его сразу после пересечения границы. Это наша последняя ночь в Иране, на берегу Каспийского моря.    


<<<<<<<<<<<<<<

Заветная Персия: Тегеран - 14
>>>>>>>>>>>>>>

Наш хиджаб в Азербайджане



КОММЕНТАРИИ
Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться:
Vk / Fb / Email
Нет комментариев

Серия: «Три страны в хиджабе»

Не забудье подписаться на нас в социальных сетях

мы не перестанем вдохновлять вас на путешествия!



Спасибо, уже