Поездка в Бордо. Часть 2.

Поездка в Бордо. Часть 2.

Раздел: Отчёты

15.05.14,







ЧИТАЙТЕ - "ПОЕЗДКА В БОРДО. ЧАСТЬ 1"



Дом по адресу Rue Bouquiere, 19 (ул. Букьер, 19) располагался в самом центре Бордо и был нашим конечным пунктом назначения. Сергей свернул с нормальной, в русском понимании, 4-х полосной дороги, и мы оказались на узких практически пешеходных улочках. Еще пара поворотов и мы, наконец, приехали.

В Бордо стояла прекрасная погода. Светило солнце, а на улице, казалось, было градусов 15 тепла. Мы начали вытаскивать свои затекшие тела из машины. Я открыл багажник, Mamadou принялся собирать свои вещи. Рюкзак и небольшой пакет – всё, что у него с собой было. Не так и много, учитывая то, что еще неизвестно когда он будет ночевать в нормальном лежачем положении в своей или чужой кровати. Я достал фотоаппарат и предложил нашим попутчикам сделать фото на память.

Мы попрощались с Mamadou, еще раз поблагодарили его за огромную помощь, которую он оказал нам в Париже, и пожелали удачи на его нелегком жизненном пути. Сергею нужно было забрать машину в Бордо, и в самом начале пути, мы договорились, что поможем ему это сделать, добросив его до нужного адреса. Но перед этим мы не устояли от долгожданной встречи с друзьями и попросили подождать нас 5 минут в машине. Квартира Фабьена находилась на 3м этаже. Усталость от долгой дороги куда-то пропала, и мы взлетели до нужной нам двери, где уже стояли Оля с Леной. Мы не виделись целых два месяца и были безумно рады видеть друг друга. Странно, но всё-таки расстояние сближает людей, а не наоборот. В Перми,  бывало, что не видишь друга и большее время, и не успеваешь соскучиться настолько сильно. Расстояние будто придаёт долгой встрече эмоций и чувств.  После крепких длительных объятий я поприветствовал Фабьена и напомнил Ане о сидящем в машине Сергее. Как бы ни хотелось уходить, но через пару минут, мы вышли из подъезда, сели в машину и направились к нашей следующей цели, до которой, как показывал навигатор, было 7,5 км.
Стоит отметить, что центр Бордо совершенно не приспособлен для движения автомобилей. На узких улицах нереально разогнаться быстрее 40 км/ч, а средняя скорость вообще приближается в лучшем случае к скорости тихо едущего велосипедиста или быстро идущего пешехода. Вдобавок мешают всему еще и установленные через каждые 100 метров светофоры. Так получилось, что в зеленую волну мы не попали и стояли на каждом из них.  Автомобили вообще не вписывались в окружающую обстановку. Здесь всё было создано для комфорта пешеходов, велосипедистов и (внимание!) для общественного транспорта. Даже в тех редких местах, где дорога была двухполосной, одна из полос непременно отдавалась автобусам, которые непонятно зачем были гармошками. Полоса „BUS“ отгораживалась крупным бордюром и использовалась также велосипедистами.  Таким образом, дорога заняла у нас почти полчаса. За это время мы начали проникаться атмосферой города и Франции в целом.
Было около 11 утра, и то тут, то там нам попадались милые старички, бережно несущие теплые круассаны и батоны домой, люди разных возрастов, делающих утреннюю пробежку, модницы в шляпах с полями и обычные туристы с огромными фотоаппаратами. Я открыл люк в машине, и нас обдувало теплым французским ветерком.
Мы довезли Сергея до автомагазина, где его уже ждал Opel COMBO CARGO. Дождавшись, пока он оформит все документы и осмотрит машину, мы попрощались с ним, пообещав непременно созвониться, когда вернемся обратно в Германию. Ему было интересно, как разрешится наша ситуация с инцидентом в Париже. Сергей уехал. Я еще раз с печальным видом осмотрел зад нашего, купленного 2 недели назад, автомобиля. «Ерунда!» - словно прочитав мои мысли, сказала Аня. «Да, в конце концов, это всего лишь железо. И вообще всё что ни делается, всё делается к лучшему. Помнишь, как в России на нашу машину упало дерево, и как в итоге всё это хорошо закончилось. Уверен, что здесь будет не хуже», - поддержал её я. С таким позитивным настроением мы и вернулись к друзьям.
Там мы плотно поели, выпили по бокалу красного вина, которое, естественно, заслуживает отдельного внимания. Ни намека на спирт, и уж тем более на порошок. Чистый и насыщенный виноградный вкус, который заставляет понять, почему французы так любят вино. Фабьен поел, выпил вина вместе с нами и сразу уехал на какую-то важную встречу по работе. Оля сказала, что на сегодня запланирована поездка на самую большую в Европе песчаную дюну (la Dune du Pilat). «Здорово!» - порадовался я. На большее сил уже не хватало. За последние сутки я спал всего час, и мозг уже отказывался воспринимать действительность в ярких красках, подобно тому, как экран ноутбука немного темнеет, когда заряд аккумулятора снижается до критической отметки. Аня выглядела бодрее и пошла принимать душ после долгой дороги, а я, на автопилоте, дошел до дивана, увидел ближайшую подушку и погрузился в глубокий и такой долгожданный сон.
«Стас, вставай! Нам уже пора выезжать. Фабьен уже приехал и ждет, когда мы соберемся», - послышалось во сне. Я открыл глаза, девчонки уже вовсю собирались, на часах было 14-30, значит прошло часа 2.
- Вставай скорее, уже надо ехать, - повторила Оля.
- Ага, уже встаю. А есть кофе?
- Ты все равно не успеешь его попить.
Через 10 минут все уже сидели в машине Фабьена, а я наслаждался крепко заваренным кофе из походной кружки. По дороге мы заехали в университет, куда поступила Оля на курсы французского, чтобы узнать, когда начнутся её занятия. После достаточно продолжительной беседы с одним из сотрудников, они всё выяснили, и мы направились к дюне. Фабьен – страшный человек, и на то, как он водит машину лучше не смотреть. Одной рукой он, как правило, набирал что-то на телефоне, второй переключал магнитолу, а руль просто подпирал снизу коленями, умудряясь при этом еще и подруливать в поворотах. Несмотря на это, на душе было как-то спокойно. Наверное, я уже не верил, что с нами может случиться что-то плохое, а может, просто еще немного спал. Через 40 минут мы были на месте. От стоянки шла достаточно широкая дорожка, вокруг которой рос густой лес, и тут, совершенно неожиданно, появилась она. Самая большая песочница, которую я когда-либо видел. Заходить туда в обуви было абсолютно бессмысленно, так как за  несколько секунд ноги бы все равно оказались в песке, поэтому было решено оставить ее прямо на дорожке. Фабьен взял с собой сланцы, и уже после двух шагов я понял зачем. Песок был очень холодным, но, несмотря на это было очень здорово находиться там. Будто огромный самосвал, навалил эту кучу посреди леса, а мы, словно дети, прибежали туда поиграть. Очень хотелось залезть на самую вершину горы и увидеть, что находится по ту сторону.
Наверху всё было залито солнцем, налево простиралась бесконечная дюна, где прогуливались влюбленные парочки, простые туристы и семьи с детьми, которые в свою очередь запускали воздушных змеев и просто дурили. Прямо же нам открылся великолепный вид на бескрайний Атлантический океан.

«Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты, и жизнь лишь началась. И губы жжет подруги поцелуй, пропитанный слезой». (из к/ф «Достучаться до небес).
Солнце спускалось всё ниже, что делало и без того ослепительную красоту данного места еще более прекрасной. Оля предложила встретить здесь закат, и все без раздумья поддержали это предложение. Аня достала шоколад, и мы с упоением наслаждались открывшейся картиной, чувствуя во рту сладкий и знакомый с детства вкус. Так закончился для нас первый день во Франции. После такой сумасшедшей ночи лучшего нельзя было и придумать.

Закончился день, а вечер еще только начинался. На побережье стало прохладно, и мы поспешили вернуться в теплую машину. Песок, который показался нам совсем не теплым в начале подъема, стал еще холоднее. Ступни ног покраснели от прилива крови, и мы вприпрыжку добрались до нашей обуви. Носки в тот момент показались мне толстыми валенками.
Обратная дорога прошла совершенно незаметно, и уже совсем скоро я, Аня и Лена стояли у магазина Carrefour, а Фабьен с Олей пошли готовить ужин. Мне безумно хотелось пива, однако оказалось, что во Франции пиво любят далеко не так, как в Германии или в России, и ему была посвящена здесь одна небольшая витрина, да и цены на него были не такие низкие. Я взял бутылку неизвестного мне Bitburger за 1 Евро и пошел в отдел вина, где Лена с Аней уже держали пару бутылок Bordeaux 2010 г. по 1,35 Евро и сыр Camembert. Винный отдел отличался своим разнообразием и низкими ценами, заметил я, сравнивая его мысленно с небольшой пивной витриной.
Дома всё было уже готово, купленная еще днем замороженная пицца, которая оказалась, кстати, достаточно вкусной и ФУАГРА. Что это такое, я не знал до того вечера, но такое слово, естественно, слышал. Оказалось, что ФУАГРА – это всего лишь печень утки. И к чему было придумывать такое название??? Может затем, чтобы это казалось вкуснее, чем это есть на самом деле? В любом случае, бутылочка французского, сделала свое доброе дело. Фуагра, бутылка Bordeaux, любимые друзья, ФРАНЦИЯ!!! Неужели это всё происходит с нами?
Лена удалилась разговаривать по Skype, а я, Аня, Оля и Фабьен стали рассказывать друг другу, как мы познакомились. Оля начала первой, пока Фабьен куда-то вышел. Она познакомилась с ним в Испании на одной из дискотек. По её словам, он спросил её, как сделать так, чтобы они увиделись завтра.
- Приходи в 8 утра к отелю, я буду бегать.
- Хорошо,– не растерялся Фабьен.
В назначенное время, в назначенном месте, они встретились и побежали. Оля удивилась его способностям, ведь до этого она тренировалась ни один месяц, наматывая круги в Балатовском лесу города Пермь, а он от неё не отставал ни на секунду. Слушая после этого рассказ Фабьена, мы с Аней узнали, что он, когда Оля ушла в номер, продолжал зажигать на дискотеке и практически не спал в ту ночь, что еще раз подтверждает, что возможности человеческого организма практически не ограничены, особенно когда тебе едва за двадцать. Вот так и начинается настоящая любовь.

«Он был рожден, чтобы бежать.
Дак черт возьми да, дак черт возьми нет.
Я стал таким сентиментальным за последнее время.
И может быть я – это дом и семья.
Пускание корней, драгоценное семя».
(Чиж и Ко).

Наша с Аней история несколько прозаичней. Обычный рабочий момент. Я тогда работал в Эр-Телеком, и подключал корпоративщиков к Интернету. И однажды среди клиентов мне попался Языковой центр «Британия», где она работала менеджером по организации обучения, а её коллега была назначена ответственной за Интернет. Так вышло, что когда я пришел к ним офис, коллеги не было на месте. Ну а дальше…
Вскоре к нашей беседе присоединилась Лена, вернувшаяся из интернетовского плена. Она предложила сходить в ближайший бар и покурить кальян. Квартира Фабьена находилась в самом центре города, и здесь всё было в шаговой доступности. Оказывается, что во Франции кальяны в барах запрещены, и местные бизнесмены идут на маленькие хитрости. В меню они не предлагаются, а значит, официально полиция не имеет право закрыть такое заведение. При внезапной проверке, если в баре кто-то курит кальян, на законный вопрос «Какого хрена?» следует такой же законный ответ хозяина «Посетители сами принесли его с собой, а здесь они заказали только выпить». Стоит отметить, что эти самые посетители, которые «принесли его с собой», обязаны заказать в баре какой-нибудь напиток. Видимо закона, запрещающего курить в баре свой кальян, нет. Именно в одно из таких мест мы и пришли. Нас с Аней прибило с первых же затяжек, хоть и забит он был ну уж очень паршиво. Сказывалась бессонная ночь. Наши глаза уже почти закрылись, как в бар зашел один, потом еще один, и еще двое представителей правопорядка. Они направились напрямую к барной стойке, но совсем не для того, чтобы попить пива после тяжелой смены. Ситуация накалялась. Я увидел, что к входу подъехал полицейский фургончик.  «Что, опять? Мы, наверное, притягиваем к себе людей в форме», - сказала Аня. Фабьен объяснил, что это место пытаются закрыть уже давно, и такие проверки проходят довольно часто, однако, по закону, сделать полиция ничего не может. «Пойдемте-ка отсюда», - предложил я. – «Нам уже хватит приключений за эти сутки, да и, честно говоря, охота уже просто немного поспать». Ребята согласились со мной. Фабьен попросил счет и договорился, чтобы нам сделали 50% скидку за неудобства, которые мы испытали из-за приехавшей полиции. На выходе из бара стояло еще около 3 полицейских. «Вовремя ушли», - подумал я.
Через 10 минут мы уже поднимались по винтовой лестнице, ведущей в квартиру Фабьена. Зайдя внутрь, все начали неспешно готовиться ко сну. Лена ушла в душ, Оля с Фабьеном остались в спальной комнате, а мы легли в нашу, такую долгожданную кровать, которая представляла собой обычный односпальный матрас, постеленный на пол. Усталость сделала свое дело. Не успела Лена вернуться, как мы уже крепко спали.

Утро началось для всех со звонка в дверь. «Кто там?» - услышал я в полудрёме. Через пару минут Фабьен зашел в нашу комнату с букетом цветов. Он объяснил, что какой-то незнакомец отправил их Лене, так как сегодня у нее был день рождения. К цветам прилагалась небольшая записка с безумно красивым поздравлением. «Но как он узнал адрес? Это невероятно!» - сказала она, чуть не плача от неожиданно свалившегося на неё счастья, и одновременно набирая его номер. Отличное начало, обещавшего быть отличным, дня, ведь на сегодня была запланирована еще более интересная программа. Пока Лена болтала по телефону, а мы с Аней неторопливо просыпались, Фабьен успел сбегать за свежими круассанами, а Оля заварить кофе. Вот он, типичный французский завтрак.

Круассаны были бесподобны, поэтому я даже немного расстроился, что они так быстро закончились.
Позавтракав, все начали собираться в очередную поездку на знаменитую винную провинцию Saint Emiligion, и около 12 часов дня мы двинулись в путь. Дорога, которая заняла у нас примерно 40 минут, пролегала по красивейшим полям, которые сплошь были усеяны виноградниками.

Сам городок представлял из себя практически музей под открытым небом. Каждый домик был архитектурным шедевром, а узкие улочки, вымощенные огромными булыжниками, придавали особый шарм этому местечку.

Здесь можно было гулять часами, но не потому что город был таким огромным, напротив - всё здесь было какое-то игрушечное, как с картинок из книжек, и пройти все улицы можно было бы всего за час, но к каждому пройденному закоулку хотелось вернуться снова, чтобы еще раз почувствовать всю прелесть и уютность Saint Emiligion. Сложно было поверить, что здесь живут и ведут свой быт какие-то люди. Казалось, что всё это было создано природой, а дома, словно деревья, будто росли из земли. Находясь здесь, невозможно было представить, что на этой же планете существуют серые рабочие кварталы индустриальных российских городков. Собственно сам  Saint Emiligion – это винная провинция с огромным количеством шато (хозяйств), а магазинчики, продающие собственноручно возделанное вино, тут были на каждом углу. В одно из таких шато мы и завернули, чтобы продегустировать и прикупить себе пару бутылочек вина. Продавцы  устроили нам целую экскурсию в погреб, где хранится и выдерживается любимый напиток всех французов. «Температура и влажность поддерживается здесь строго постоянной. Неправильное хранение может испортить всё!» - объяснил нам кудрявый, розовощекий брюнет.

Кудрявый он был, видимо из-за высокой влажности, а розовощеким, благодаря своей работе, где ему постоянно приходилось дегустировать  вино. По правилам, прежде чем подавать его клиентам, он обязан убедится в его подлинности и сделать глоточек самому. Клиенты же, в свою очередь, после дегустации, как правило, что-нибудь приобретают. Мы не стали, да и не хотели отклоняться от принятых кем-то и когда-то правил, и купили коробку Bordeaux 2009 года.
Фабьен еще перед выездом приготовил несколько сэндвичей с ветчиной, сыром и корнишонами, взял бутылку шампанского и что-то похожее на шоколадку, чтобы здесь устроить небольшой пикник и, таким образом, начать отмечать день рождения Лены. Выйдя из Chateau La Rose Brisson, мы принялись искать подходящее место для выполнения наших планов, а за одно немного прогуляться по самому Saint Emiligion. Навстречу нам попадались немногочисленные туристические группы и местные жители. Вид у всех был очень счастливый и беззаботный. Здесь никто никуда не спешил, и никто никуда не опаздывал. Городок жил вне времени. Лучше всего я увидел это на примере вывернувшего из-за угла сытого довольного кота. Он, как и все, шел неторопливой походкой, похоже, в неизвестном даже ему направлении.

Побродив немного по средневековым улочкам, мы решили, что какую-нибудь бесхозную лужайку найти будет очень проблематично, и вспомнили, что у шато, где мы покупали вино, на открытом воздухе стояли столики со стульями. Что-то лучшее придумать было сложно, и через несколько минут мы уже удобно располагались во дворе гостеприимного Chateau La Rose Brisson. Друзья, бокал французского шампанского, кусочек Camembert, а вокруг такая умиротворенная атмосфера…
Погода начала портиться, и пошел достаточно сильный град. Мы забежали в ближайший магазинчик, и там переждали неожиданно свалившее на нас природное явление. Через 10 минут тучи рассеялись, и над Saint Emiligion вновь засияло солнце. Град, так резко начавшийся, так же резко и закончился, не оставив на небе  после себя ни облачка.
Пора было уезжать. На вечер был заказан столик в одном из ресторанов, а нам надо было еще прогуляться по самому Бордо. Мы гостили здесь уже второй день, а город так толком и не посмотрели. Приехав домой и немного передохнув, мы двинулись на осмотр местных красот. Квартира Фабьена находилась совсем рядом от набережной Гаронны, которая протекала через весь город, поэтому выбор, куда идти сначала, был очень простым. Набережная вывела нас на площадь De La Bourse. Архитектура здесь, как и, видимо, везде во Франции, вызывала восхищение. Здания, простоявшие уже ни один век, сохранились практически в своем первозданном виде. Солнце медленно садилось. Отражаясь в окнах под разными углами, оно создавало такую палитру красок, какой мог бы позавидовать любой художник. Мы решили немного удалиться от реки и вышли к площади, на которой располагался оперный театр. Народ толпился на этой площади и слушал уличных музыкантов. Около 10 человек играли на трубах и барабанах хиты Леди Гаги. Инструментальная версия в их исполнении мне понравилась даже больше оригинала.

А вот и сам оперный театр:

Стало совсем темно, и Бордо, и без того очень красивый, засиял разными цветами, превратившись в картинки из сказок:

Через 2 часа мы, как и планировали, уже сидели за круглым столом. Я, Аня, Лена, Оля, Фабьен и его коллега Жереми, которого он позвал на день рождения Лены, так как тот знал английский. Это был танцевальный ресторан, с системой что-то вроде all inklusive, но только на еду. 25 Евро, и тебе приносят любые три блюда из меню. Я заказал креветок, утку, по настоянию Фабьена и Жереми, с кровью, якобы мясо при таком способе готовки получается наиболее сочным, а на третье был торт для Лены. Стоит отметить, что официантка  сразу спрашивает, каким образом готовить мясо, и предлагает на выбор 3 варианта: хорошо прожаренное, с кровью, или сырое. Уже позже я понял, что французский способ готовки мяса очень специфичен. Утка совершенно не жевалась, да и резалась с трудом. Словно жевательная резинка со вкусом мяса, да еще и с каплями крови. Я попросил кусочек ужина у Ани, которая заказала хорошо прожаренную говядину. Но и она оказалась безнадежной - та же жвачка. Зато порадовало вино – вот, что действительно получается у французов отлично. Вскоре подошли еще двое друзей Фабьена, Тео и Эмели. Официантка вынесла торт, и все начали поздравлять Лену с днем рождения. В итоге, так как собрался такой интернационал, мы отхеппибёздили её аж на пяти языках. В ресторане началась дискотека, а вместе с ней сигнал, что нам с Аней пора отправляться спать, так как в воскресенье в 2 утра надо было уже вставать, чтобы к вечеру вернуться домой.
Через 2,5 часа, после того как мы легли, прозвенел будильник. Я открыл красные от ставшего в последние дни постоянного недосыпа глаза, разбудил Аню и начал собираться. Как бы нам этого не хотелось, но настало время выходить. Мы тепло попрощались с Леной, пожелав ей отличного продолжения отпуска, и пошли на огромный паркинг имени Виктора Гюго, где стояла наша машина. Фабьен с Олей решили нас проводить, а заодно показать, как оплачивать наше стояночное место. За 2 дня накапало 32 Евро. Не так уж мало, но нас об этом предупреждали заранее, да и альтернатив практически не было. Подбросив Олю с Фабьеном до дома, все вышли из машины и обнялись на прощанье. «Ждем теперь вас в гости», - сказала Аня. «Счастливой дороги… и на этот раз без приключений», - добавила Оля.
В 3 часа ночи мы покинули замечательный и очень красивый город Бордо, и направились в Париж, где в 12м полицейском участке нас должны были ждать документы по аварии, случившейся двумя днями ранее.
Еще на стоянке Виктора Гюго я заметил, что одна фара ближнего света перестала гореть. Возможно, при аварии она повредилась. «Ничего страшного, к тому же скоро начнет светлеть», - успокоил я Аню. У нас оставалось еще пол бака, и на ближайшей заправке, на выезде из города, решено было не заправляться. Как оказалось позже, это была  не самая лучшая идея. Дело в том, что во Франции, впрочем, как и в Германии, многие заправки ночью закрывают, и остаются открытыми лишь немногие, где действует автоматическая система, – засунул карточку, вставил пистолет в бензобак и заливай сколько хочешь, автомат сам снимет с карты нужную сумму.  Было около 5 часов утра, солнце еще даже не думало вставать, мы свернули с автобана и вновь ехали по бесплатным французским дорогам, изредка проезжая  маленькие городки. Бензина в баке становилось все меньше, а заправки, которые проносились мимо, естественно, были закрыты, и это постепенно начинало волновать нас всё больше и больше. Остаться без бензина ночью где-то посреди Франции, совершенно не зная местного языка, было не самой лучшей  перспективой. Когда стрелка перевалила через последнюю черту, обозначающую, что осталось четверть бака, у Ани начались панические настроения. Я постарался успокоить её, объяснив, что этого нам хватит еще почти на 200 км. Однако заправки упорно не появлялись, и когда бензина осталось примерно на 100 км, забеспокоился и я. Навигатор показал нам ближайшие АЗС. Через 20 км - ближайшая. «Ну и отлично, нечего было переживать», - облегченно выдохнул я. Через 20 км действительно появилась АЗС, но никаких признаков жизни она не подавала. Свет на ней был потушен, а самостоятельно заправиться на ней было нельзя. «Следующая заправка через 15 км», - выдал навигатор. Наши шансы уменьшались с каждым километром. Так мы проехали еще 2-3 неработающих заправки, и ситуация становилась действительно критической. Стрелка стремительно приближалась к нулевой отметке, после которой бензина хватило бы еще на несколько десятков километров, но проверять, насколько именно, не было ни малейшего желания. И тут я увидел спасительный знак - АЗС 24 часа. Нужно было свернуть с намеченного пути и проехать до небольшого городка, где она и находилась. Решать нужно было быстро, либо едем дальше, и ждем через 10 км очередную, возможно неработающую заправку, либо съезжаем с трассы, и надеемся, что через 7 км действительно есть круглосуточная АЗС. В любом случае наши шансы были не очень велики, угадывать приходилось между "может быть" и "может быть". Мы последовали кратчайшим путем, к тому же ждать утра, когда откроются заправки, лучше в населенном пункте, чем где-нибудь посреди леса, подумал я, и свернули в сторону небольшого городка. Через 5 минут показались первые признаки цивилизации – уличные столбы освещения, и - о чудо, прямо на въезде стояли сразу две работающие заправки. К тому моменту на приборной панели уже загорелась лампочка, предупреждающая о пустом баке, и мы, с чувством огромного облегчения, подъехали к такой долгожданной колонке.
Дальнейшая дорога прошла быстро и спокойно. Аня спала. На улице уже стало светло, я наслаждался бескрайними французскими полями, а до Парижа оставалось всего каких-то 100 км. Еще в пятницу Аня вспомнила, что в Париже живет ее знакомая - Юля, с которой она училась в университете. Она прекрасно говорила по-французски, и согласилась помочь нам получить документы в 12 полицейском участке.
Через час мы уже колесили по парижским улицам, только и успевая щелкать вокруг фотоаппаратом из окна машины. Эйфелева башня, набережная Сены, театры, музеи – всё это проносилось мимо нас. Париж был очень красив, но полюбоваться всеми красотами мы не могли, поджимало время. Юля жила практически в самом центре. Передвигаться там на машине было не очень комфортно. Это был конечно не Бордо с его узкими улочками, но найти место для парковки здесь было так же проблематично. Покружив немного рядом с ее домом, мы всё-таки нашли одно место, но чтобы встать на него, пришлось попотеть, видимо до нас там стоял Смарт, или Toyota IQ. Именно поэтому, ну и конечно из-за дорогого бензина, большие автомобили в Европе не в моде. Забрав Юлю, мы поехали дальше. Дорога, по которой повел нас навигатор, пролегала по самому сердцу Парижа – по площади перед Лувром. Раньше я думал, что она исключительно пешеходная.

Ну и, конечно же, триумфальная арка:

Вот что называется - «висит груша, нельзя скушать». Безумно хотелось бросить где-нибудь автомобиль и побыть обычным любопытствующим туристом, погулять, отдохнуть, посмотреть  и потрогать местные достопримечательности, подержать Эйфелеву башню на ладошке для фотографии, увидеть, в конце концов, Париж с другой стороны.
Мы прибыли на место, поставили автомобиль на платный паркинг, что стало уже для нас привычным делом, и направились прямиком в 12й участок. Юля объяснила нашу ситуацию, и кудрявый полицейский, похожий на Пьера Ришара, без лишних вопросов выдал нам столь необходимый для нас листочек, ради которого наша последняя ночь была столь коротка, а наш путь удлинился на лишнюю пару сотен километров. «Merci, orevuar!» -сказала Юля, и мы поспешили покинуть царство закона и правопорядка, так как у Юли были какие-то проблемы с пропиской, и она боялась, что они попросят помимо наших, еще и ее документы. Теперь, когда все вопросы были решены, напомнил о себе заскучавший желудок. Навигатор показал нам ближайший Макдональдс. Мы покушали, попрощались с Юлей, сказав ей огромное спасибо, ведь без неё получение заветной бумажки сильно бы затруднилось, и отправились к машине.
По пути мы успели заблудиться, хоть и ушли совсем недалеко от стоянки. Топографический кретинизм никогда не был моей отличительной чертой, но, видимо, мой мозг уже порядком устал за эту поездку. Найти верную дорогу нам помог случайный прохожий, который, увидев нашу растерянность и поняв, что мы неместные, по-английски направил нас на путь истинный. Я засунул парковочный талон в автомат – 7 ЕВРО!!! «ЭТО ЗА ТЕ ПОЛТОРА ЧАСА, ЧТО НАС НЕ БЫЛО????». Пришлось платить, выбора не было. Аня села за руль, чтобы дать мне возможность немного отдохнуть. Предстоял последний рывок до  Билефельда,  всего каких-то 700-800 км. Мы выехали из Парижа и понеслись по отличному автобану. В этот раз навигатор выбрал совсем другую дорогу, и те маленькие городки, которые встречались нам через каждые 5 минут на пути туда, остались где-то в стороне. Таким образом, Аня пересекла пол Франции от Парижа до границы с Бельгией на одном дыхании. В Бельгии я вновь замменил Аню, и движение продолжилось. При дневном свете эта страна предстала для нас в другом свете и даже очень напомнила Россию – леса, поля, леса, поля, иногда мелкие деревушки, и снова леса и поля. Как будто здесь и не живет никто. Изредка на пути попадались автомобили из практически самой маленькой, но судя по автомобилям, практически самой богатой, страны мира – Люксембурга. Вечерело, и вдоль автобанов загорелись фонари освещения. Наконец мы подъехали к крупному населенному пункту. Бесконечные развязки, туннели, и огромное количество машин. Навигатор направил нас на Кёльн. «Значит, в этот раз в Голландию не заедем», - переглянулся я с Аней.
Впереди, очень издалека, виднелась граница с Германией. Уж очень бросался в глаза резкий переход из света во тьму. Экономные немцы не могут позволить себе ночью освещать автобаны, да и Ангела Меркель, видимо, не так щедра, как королева Бельгии. Сразу напомнила о себе одна не горящая фара, ехать было темновато. И снова большая развязка, на которой к тому же шел ремонт дороги, и везде висели временные знаки. Навигатор вел нас на Кёльн, и попросил повернуть направо, прямо была дорога на Дюссельдорф, но из-за ремонта направо было 2 поворота, которые находились в 5 метрах друг от друга. Естественно, навигатор не знал ни о каком ремонте, и нам снова пришлось угадывать, какой из правых поворотов наш. Времени на раздумья не было, так как сзади тоже ехали машины, и я повернул в первый правый поворот. «Скорее всего, разницы никакой, иначе бы висели указатели», - поддержала меня Аня. Навигатор потерялся, но потом, пересчитав маршрут, повел нас по дороге, по которой мы и ехали, чем нас и успокоил.
- Значит, угадали! - посмотрел я на Аню. Но через 5 минут мы почувствовали что-то неладное, так как расстояние до Билефельда, согласно показаниям навигатора, увеличилось почти на 100 км.
- Наверное, он совсем грузанулся, уже сам не понимает, что пишет.
- Надеюсь – неуверенным голосом сказала Аня.
Навигатор не ошибся, и через несколько минут появился знак «Belgien». Опять стало светло.  Сил думать уже не было, и я тупо следовал указаниям навигатора. Через час он снова привел нас на развязку Дюссельдорф-Кёльн. На этот раз, мы решили не рисковать, и просто поехали прямо на Дюссельдорф, так было немного длиннее, зато в этой дороге у нас была уверенность, так как совсем недавно мы посещали этот город. Последние 200 км  прошли для меня будто во сне, глаза уже совсем закрывались, а мозг был настолько затуманен, что на каждой даже небольшой развязке, несмотря на четкие подсказки навигатора, я советовался с Аней, в какую сторону поворачивать. Могу себе представить, насколько страшно ей было ехать после таких вопросов. Мне и самому было страшно от того, что я уже совсем не соображаю. Аня пыталась со мной разговаривать, чтобы приводить меня в чувства. В темноте показался такой долгожданный указатель «Bielefeld»...



КОММЕНТАРИИ
Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться:
Vk / Fb / Email
Нет комментариев

Франция

Отчёты читателей

Не забудье подписаться на нас в социальных сетях

мы не перестанем вдохновлять вас на путешествия!



Спасибо, уже