Поездка в Бордо. Часть 1.

Поездка в Бордо. Часть 1.

Раздел: Отчёты

02.05.14,






4 страны, 2 аварии, 2 встречи с полицией за 16 часов в пути. Зная всё это заранее, поехали ли мы в Бордо? С уверенностью могу ответить, что да! Поездка была безумная!

                За неделю до столь ожидаемой нами поездки на сайте http://www.mitfahrgelegenheit.de мы подали объявление о поиске попутчиков до Бордо. В итоге мы нашли двоих, как оказалось позже, очень полезных и нужных людей.

26 января около 16-00 мы выехали из славного г. Билефельд, подобрали одного из наших попутчиков, Сергея. Сергей приехал в Германию из Украины еще 15 лет назад (сейчас ему 38). Занимается перегоном автомобилей из Франции, так как они там дешевле, в Германию, а оттуда машинки едут уже к нему на родину. Итак, мы подобрали Сергея и двинулись за нашим вторым попутчиком в Дортмунд. Там нас ждал более экзотический персонаж. Невысокого роста негр по имени Mamadou, с голосом как у 15-летнего ребенка.
Он приехал в Европу, так как на его родине сейчас идет война (какая-то французская колония в Африке, название мы так и не разобрали). Сам он имеет испанский вид на жительство, как он его получил - одному Богу известно. Из Испании в Дортмунд он приехал в поисках работы sail-manager, так как, по его словам, сейчас там найти работу очень сложно из-за кризиса, однако как найти ее в Германии непонятно, так как по-немецки он абсолютно не разговаривал. Зато в совершенстве знал французский (его родной язык), очень неплохо говорил по-английски и по-испански. Мы подобрали нашего африканского приятеля и отправились в путь.

                В дороге мы общались в основном с Сергеем на различные темы - кто чем занимается, кто, как и когда оказался в Германии, про политику, про Россию и т.д. А чтобы наш второй спутник не скучал, Аня иногда переключалась на английский и расспрашивала Mamadou про его жизнь. Оказалось, что ему аж 39 лет, у себя на Родине он был учителем математики и физики, и даже назвал нам пару русских ученых, авторов книг, по которым он учился в школе. В Бордо он ехал за тем же, зачем он был в Дортмунде, - за работой. Однако, так же, как и в Германии, максимум что ему светило, это мыть стаканы в каком-нибудь придорожном кафе. Он понимал это не меньше нашего, но совершенно не расстраивался по этому поводу, так как, если бы у него ничего не вышло в Бордо, он бы поехал в Испанию и стал бы торговать там оружием и наркотиками. Мы пытались отговорить его от этой затеи, но казалось, что для себя он всё уже решил.

                Тем временем не спеша мы проехали границу с Нидерландами, и решили остановиться на одной из стоянок при автобане, размяться, перекусить, ну и естественно справить свои нужды. Аня с Сергеем первые ушли в туалет, а мы с Mamadou остались стоять у машины и пытаться разговаривать. К вечеру четверга английский вспоминался мне с большим трудом, поэтому продуктивного общения не получилось. С автобана на стоянку неспешно свернул полицейский фургончик и остановился возле нашей машины. Местные блюстители порядка, увидев черного и не самого белого человека - то есть меня, решили проверить наши документы. Надо отдать должное полицейским, поняв, что голландского мы не знаем, они быстро переключились на английский, и контакт наладился. Mamadou дал им свой испанский вид на жительство, а я долго рылся в документах и не мог найти свой немецкий aufenthalt. Лишь через пару минут я вспомнил, что он лежит у меня в кошельке, который взяла с собой Аня. Решив не напрашиваться на порцию голландского гнева стражей правопорядка, я предложил им Анин немецкий паспорт и сказал, что мой документ находится у жены, с которым она сейчас подойдет. Аня с Сергеем вернулись и предъявили свои документы. Наше положение на первый взгляд голландского полицейского действительно было странным. Четыре человека, находящихся в одной машине на территории Нидерландов, практически посреди ночи, с такими разнообразными документами (испанский вид на жительство у Mamadou, немецкий у меня, немецкий паспорт у Ани, и украинский паспорт с немецкой визой у Сергея). Минут через 10 внимательного исследования наших документов подъехало подкрепление на еще одной полицейской машине. В тот момент я подумал, что поездка в Бордо отменяется, и нам предстоит провести ночь в местном обезьяннике ближайшего города - Антверпена, особенно после рассказов Mamadou про то, как он хочет продавать оружие и наркотики. Прошло еще минут 5, полицейские вышли из машины и с улыбкой отдали нам наши документы. Ну, круто, будет о чем вспомнить, переглянулись мы с Аней и Сергеем, а сами думали о том, не везет ли Mamadou с собой чего-нибудь запрещенного, и хорошо, что голландцы не стали это проверять.

                Примерно через полчаса мы пересекли границу с Бельгией и попали в страну, где не существует ночи, во всяком случае, я мог спокойно выключить фары, так как все автобаны прекрасно освещались фонарями, и даже знаки дорожного движения были собраны из маленьких горящих светодиодов. Сергей рассказал нам, что в Бельгии никто не платит за электричество. Все оплачивает королева, и это ее дар для бельгийского народа. Время становилось все больше, а машин на автобанах все меньше. Бельгия пролетела для меня на одном дыхании. Прекрасная освещенная трасса, что еще нужно, когда сидишь за рулем, а впереди еще 1000 км до конечного пункта.

                И вот наконец-то мы проехали границу с Францией в районе Шарлеруа. В навигаторе мы поставили настройку, чтобы тот объезжал все платные дороги, коих во Франции довольно много и поэтому на своем пути мы увидели огромное количество небольших средневековых городков. Там мы воочию увидели СТАРУШКУ Европу.

                Городки заканчивались, начинались новые. В Европе на каждом перекрестке любят делать круговое движение, так как это безопасней, поэтому мы в полной мере ощутили отличную управляемость Audi. На одном участке трассы между городками мы сумели достаточно разогнаться, чтобы не успеть среагировать на резко выскочившего откуда-то из леса зайца. А заяц в свою очередь не успел среагировать на нас. Вышла не самая приятная встреча, которая для зайчика закончилась печально. Останавливаться мы  не стали. Зачем травмировать и без того не самую крепкую психику Ани. Кстати, когда мы ехали обратно, и было еще светло, то  вдоль трассы мы видели достаточно много диких неподвижных зверушек, белочек, зайчиков и даже лисиц. Еще одно отличие от России, где в основном вдоль трасс лежат бездомные собаки. Так мы ехали несколько часов, усталость от руля чувствовалась все больше, и потихоньку наступало состояние сна, которое знает каждый водитель, который хоть раз ездил в ночь на дальние расстояния. И вот, наконец, мы начали приближаться к Парижу. Огней вдали становилось всё больше, и я начал немного просыпаться и забывать всю красоту и вместе с тем усталость от кругов, светофоров и постоянных ограничений скорости. Бесплатная дорога проходила прямо через сам Париж, объездная и, видимо, платная дорога мимо аэропорта Шарль-де-Голь, где прямо над трассой взлетают и садятся самолеты, практически касаясь крыш автомобилей своим шасси, осталась в стороне.

                Машин становилось всё больше, здания росли вокруг как грибы после дождя, движение становилось всё медленнее, и в итоге в Париже мы встали в пробку. Минут через 10 мы увидели, что пробка образовалась в результате аварии, а прибывшие на место полицейские решили почему-то перекрыть всю дорогу. Нам пришлось сворачивать в сам город. Первая мысль: "Здорово, покатаемся по Парижу, посмотрим красоты и всё такое". Через 5 минут пробка начала рассеиваться, однако бешеное парижское автомобильное движение не давало мне расслабиться ни на минуту, как будто был час пик, и это почти в час ночи. Навигатор повел нас по различным улочкам и огромным 4-5 полосным дорогам Парижа. Сергей рассказывал нам про французских водителей, культура вождения которых оставляет желать лучшего. Они не так чтят пешеходов, как в Германии, не любят пользоваться поворотниками и вообще иногда ведут себя не вполне адекватно. Mamadou молча смотрел в окна, а мы с Аней радовались общей ситуации (Париж, Бордо, Друзья, Класс!). Мы выехали на набережную Сены, навигатор вывез нас на огромную развязку и попросил повернуть налево, однако дорога оказалась перекрыта, видимо из-за ремонта. Мы поехали прямо и через некоторое время мы вернулись на ту же самую развязку. "Куда ехать???". Мы решили не слушать навигатор, так как он упорно тащил нас на перекрытую дорогу, и повернули в другую сторону, однако боясь заблудиться совсем, мы вновь вернулись на злополучную развязку на набережной Сены. Мы решили перевести дыхание, внимательно посмотреть на знаки, может даже спросить у прохожих, в какую же сторону нам ехать, если дорога в Бордо закрыта. Я затормозил, включил аварийку, и мы принялись бурно обсуждать наше положение. Не прошло и 30 секунд, как мы почувствовали сильный удар сзади нашего авто. Я посмотрел в зеркала и увидел лежащего на асфальте мотоциклиста. Никогда раньше я не сталкивался с такой ситуацией, что хоть и косвенно, но по моей вине, возможно, сейчас умрет человек. Секунд 10 длилось состояние ступора. Я не понимал, что должен делать в этот момент. Не знаю, говорил кто-то в машине в течение этих 10 секунд, но я точно ничего и никого не слышал. Разум всё-таки взял верх, мы вылезли из машины, подбежали к лежащему телу. Женщина... Шевелится... Уффф..."How are you?" - спросила Аня на английском. Видимо она сориентировалась быстрее всех нас. Тётка лежала с шоковыми глазами. Она не могла подняться и уж тем более что-то ответить на наш вопрос. Тут же остановились другие водители, они тоже подбежали к пострадавшей и сразу начали звонить в экстренные службы. Буквально за пару минут вокруг нас образовалась целая толпа водителей, и даже откуда-то взялся прохожий, которого ни каплю не волновала сама авария. Он ждал, когда мы полностью отвлечемся от своей машины. По всей видимости, это был обычный барсеточник. Тут нас выручил Сергей, который лучше всех сохранял хладнокровие и внимательно следил за тем, что творится вокруг. Барсеточник тоже видел его и, поняв, что ему ничего не светит, через несколько минут потерял к нам всякий интерес и исчез в темноте. Между тем к нам подъехала парижская полиция. Водители, лицезревшие сам момент аварии, стали рассказывать полицейским что здесь произошло. И тут очередь спасать нас от непонимания дошла до Mamadou. Он прекрасно говорил по-французски и тоже вмешался в разговор с полицейскими. Через несколько минут ситуация для представителей закона  стала ясна и остановившиеся машины начали постепенно разъезжаться. Тётка медленно приходила в состояние адеквата и даже пыталась отвечать на вопросы полицейских, однако встать она так и не смогла. Через некоторое время подъехала карета скорой помощи. Медики осторожно погрузили женщину на носилки и занесли в машину. Затем они опросили нас, как мы себя чувствуем, есть ли какие-то проблемы со здоровьем, нужна ли нам врачебная помощь. Нам естественно повезло больше, чем женщине, и мы отделались лишь легким испугом, поэтому от помощи отказались. Между тем полиция потребовала мои права и документы на машину. Всё это лежало в багажнике. Основной удар пришелся как раз на него и на бампер, который даже оторвался от кузова. Я  посмотрел на полицейского, потом на багажник. По телу пробежала легкая дрожь, я на секунду представил что будет, если багажник не откроется. Потом быстро подошел к нему и начал его дергать. После небольших усилий он поддался, и я достал все необходимые документы. Всё это время мы пытались наладить с полицией хоть какой-то контакт, но парижские стражи закона совершенно не говорили по-английски. В итоге общение проходило следующим образом. Они спрашивали что-то меня, я просил Аню, чтобы она сказала Mamadou перевести, что они хотят, он переводил Ане на английский, остатки того, что поняла Аня, доходили до меня. Затем отвечал я, и общение шло в обратном порядке. Один из полицейских попросил меня пройти с ним в машину и отвечать на его вопросы. Наивный. Он же видел, что я ни слова не понимаю по-французски. Ему повезло, что я позвал за собой Аню, а она Mamadou. Первый вопрос он все-таки успел задать без них, и я с широко открытыми глазами по-русски ответил ему: "Я вас не понимаю". Его спасли два моих переводчика, и общение пошло в стандартном для нас в той ситуации режиме. Так "я" дал свои показания. Через минуту появилась еще одна женщина-полицейский с приборчиком, столь любимым русскими гаишниками в выходные дни - трубочкой. Я дунул... ничего. Французы попросили меня дуть в трубку дольше, чтобы они смогли зафиксировать показания. Я снова дунул, но и этого оказалось мало.

- 10-15 секунд! - услышал я и увидел жесты женщины-полицейского, которая набирала полную грудь воздуха.

- Ок!

Теперь уже моего дыхания оказалось достаточно для того, чтобы на табло загорелось "0.0".

                Французы довольно заулыбались и сказали, что я свободен. Дальше свои показания давали уже Аня и Mamadou, а нас с Сергеем попросили отойти на тротуар, и мы стали обсуждать с ним сложившуюся ситуацию. Сергей рассказал мне, что женщина, которая в нас въехала, тоже дышала в трубочку, однако ее дыхание оказалось не таким пресным, как у меня. Сначала он увидел, как на экранчике побежали промилле, а потом, видимо достигнув максимума, трубка загорелась красным и на экране появилась перечеркнутая буква P, что значило, наверное, POLNYI PIPEZ. В багажнике ее мопеда нашли недопитую бутылку водки, которая полностью объясняла ее состояние и то, почему мы сейчас до сих пор стоим здесь. Что заставило ее сесть пьяной за руль, известно было только ей, но уже позже, когда мы добрались до Бордо, Фабьен рассказывал нам, что ездить немного пьяным во Франции не запрещено, и что 3 бокала вина для водителя  - это вполне нормально. После его слов я вспоминал, что произошло с нами в Париже, и был очень рад тому, что вместо бухой мотоциклистки нам не попался бухой дальнобойщик на фуре.

         От всего пережитого нам обоим захотелось немного перевести дух, расслабиться и, что вполне естественно, сходить в туалет. Сергей не выдержал первым и пошел по набережной Сены до первых кустов. Мне в тот момент почему-то захотелось попросить разрешения поссать у полицейских. Я подошел к одной женщине-полицейскому, немного говорившей по-английски, и спросил её, даже неожиданно для себя:" How we should get to Bordeaux?". Она начала растерянно смотреть на указатели, и не найдя нужного, предположила, что нам надо двигаться в направлении "Аkatr". "Куда?" - переспросил я, и тоже начал растерянно смотреть на указатели. "Akatr to Versailles, but I'm not sure", - повторила она. "Что, блин, за Акатр? В какую это вообще сторону???" - вертелось в мыслях, и я случайно вспомнил песню "Pitbull - uno do tre quatro, I Know You Want Me". Эврика, катр - это 4 по-французски. Я снова посмотрел на указатели и увидел "А4". Я порадовался своей сообразительности и в лишний раз убедился в том, что французские полицейские ничего не знают (ни английского языка в Париже (туристическом городе!!!), ни даже где что находится). Вернулся счастливый Сергей, который указал мне, где обрести это счастье. Я дошел до кустов и получил свои 15 секунд наслаждения. Париж, звездное небо, набережная Сены и такое долгожданное облегчение. Кайф!!!  

                Подъехал автоэвакуатор, чтобы увезти остатки мопеда. Водитель вышел прямо к нам с Сергеем, когда мы пытались вправить сломанный бампер.

- Русские? - спросил он нас по-русски, чем очень нас удивил.

- Ага, а ты откуда?

- А я из Чечни. Сами ехать сможете? - спросил он, помогая вправить бампер.

- Думаю да, без проблем, у тебя нет проволоки или скотча, чтобы его (бампер) примотать?

- Нет, этого, к сожалению, нет.                

- Жаль, ну ладно, и так уедем, спасибо!

- Счастливо!

                Чеченский эвакуаторщик погрузил мопед и уехал. Тем временем Аня и Mamadou закончили давать полиции показания, мы попросили полицейских дать нам какую-нибудь бумагу об аварии, но те предложили нам подъехать к 9 утра в 12й участок за всеми необходимыми документами. Аня с Mamadou объяснили им, что это невозможно, что в 9 утра мы не доедем даже до Бордо, места, куда мы направляемся. В итоге договорились заехать к ним на обратной дороге в воскресенье.

                Всё закончилось. Мы сели в машину и снова принялись обсуждать, в какую сторону нам ехать. Я предложил держаться мнения женщины-полицейского, которая сказала ехать на Версаль по Акатр.  Что ж, туда мы и постарались двинуться. Навигатор упорно пытался вернуть нас на злополучную развязку, но мы, не слушая его, поехали в противоположную сторону. Навигатор пересчитал наш путь и о, чудо, начал уводить нас всё дальше и дальше от набережной Сены. "Ну наконец-то!" - обрадовались мы. На одном из перекрестков он повел нас налево, на выезд из города, но и туда дорога была закрыта, что снова убило наши надежды выехать из Парижа. Поговорка "Все дороги ведут в Париж" начала обретать для меня всё более буквальное значение. После того, как мы уехали с места аварии, прошло уже полчаса, а мы до сих пор кружились по улицам Парижа, и никак не могли найти оттуда выезд. Отчаявшись, мы снова остановились, на этот раз на более спокойной дороге, включили аварийку и принялись обсуждать наше местоположение. Я предусмотрительно посмотрел в зеркало, за нами остановилась еще одна машина, затем она подъехала к нам сбоку. В машине сидели 3 человека в капюшонах. Один из них показал значок полицейского и попросил открыть окно. После всего пережитого я даже не удивился, что полицейские ездят по Парижу на машине без всяких опознавательных знаков, и что сами они одеты в гражданку. Я открыл окно и попросил Mamadou, сидящего за мной, сделать то же самое, чтобы тот узнал, куда нам ехать дальше. Нам повезло! Эти ребята оказались более подкованными и подробно объяснили нам, что кратчайшая дорога, по которой нас вёл навигатор, закрыта на ремонт, а выезд находится совсем с другой стороны. Мы последовали совету полицейских в капюшонах и уже через 5 минут мы оказались на трассе А4, ведущей на Версаль. "Ура! Мы больше не в Париже!!!" - никогда бы раньше не подумал, что скажу это, но в тот момент эта фраза показалась мне очень логичной.

                Сознание начало возвращаться ко мне. Было уже 4 утра, а до Бордо оставалось еще 500км. Аня и наши спутники на заднем сиденье провалились в сон, я выключил магнитолу, чтобы не мешать им, и сам незаметно для себя начал залипать. Поговорка "Я не сплю, я медленно моргаю" подходила мне в те несколько часов как нельзя лучше. Я не спал уже почти сутки, пережив такой насыщенный день. Меня начало совсем выключать, и тут проснулся Сергей, который предложил заменить меня, так как дальнейшее движение становилось уже опасным для жизни. Я остановился, и мы поменялись местами. На заднем сиденье оказалось очень удобно, наконец, можно было расслабить внимание и отдохнуть.  Mamadou спал как младенец, Аня тоже посапывала, я закрыл глаза и на час провалился в сон.

                На улице уже светало, Аня с Сергеем о чем-то беседовали, я начал открывать глаза, Mamadou по-прежнему крепко спал. До Бордо оставалось всего каких-то 200 км. Оставшийся путь пролетел достаточно быстро, Сергей, видимо решив, что за руль  мне сегодня уже нельзя, спокойно доехал до самого Бордо. Мы въехали в город, и тут проснулся Mamadou. Я спросил его, где его лучше высадить и что он собирается делать в Бордо сегодня.

- Мне без разницы. Высадите меня недалеко от вокзала, - сказал Mamadou

- У вокзала? Зачем?

- Я не хочу оставаться во Франции. Французские полицейские - плохие люди. У меня на Родине, или в Испании, если я обращусь к полицейскому с какой-нибудь просьбой, они с радостью помогут. Тут же они не знают даже собственного города. Я пойду на вокзал, сяду на ближайший автобус до любого крупного города Испании, Барселоны или Мадрида, и попробую там найти себе работу.

"Даа... кто бы мог подумать, что эта поездка окажется для него такой судьбоносной и так изменит его жизнь. Человек за одну ночь полностью поменял свои планы и решил жить в другой стране", - думал я, смотря в окно и наблюдая прекрасную средневековую архитектуру Бордо. Всё-таки как трепетно французы относятся к своей истории, не позволяя строить ни одного современного здания в центре города и ни в коем случае не разрушая старых. Мы выехали на площадь, в центре которой стоял огромный голубой лев.

Она называлась площадью Сталинграда. Какое отношение Сталинград имел к Бордо и почему символом этой площади стал голубой лев, мы так и не узнали. "Stalin was a Lion" - пошутил Mamadou. Все посмеялись и нашли это объяснение странной скульптуре на странной площади в центре Бордо наилучшим. Мы въехали на мост через Гаронну, и перед нами открылась наипрекраснейшая панорама города. За последние сутки я спал всего час, но увиденное вдохнуло в меня словно новую жизнь и вселило надежды на предстоящие сумасшедшие выходные...



КОММЕНТАРИИ
Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться:
Vk / Fb / Email
Нет комментариев

Франция

Отчёты читателей