Врата Ада боливийского Потоси

Врата Ада боливийского Потоси

Раздел: Отчёты

01.03.13,



Всё о стране Боливия



Об авторе

Александр Волков
- Путешественник;
- Фотограф;
- Специалист по компьютерным сетям;
- Кандидат биологических наук.

Увлечен исследованием высокогорных экосистем, travel-фотографией и поведением человека в экстремальных условиях окружающей среды.

Если вам когда-нибудь доведется добраться до боливийского городка Потоси, то вряд ли вы упустите возможность увидеть жизнь местных работяг изнутри. Буквально: заглянув в утробу серебряной шахты, несмотря на всю опасность данного предприятия. Не упустите просто потому, что люди без авантюрной жилки сюда не добираются - слишком уж специфичное место, да и высота над уровнем моря велика.

Но вначале - немного истории. Итак, 1543 год. Территория современной Боливии пять лет как завоевана испанскими конкистадорами во главе с Франсиско Писарро и Диего де Альмагро. Прошел год с момента вхождения в состав испанского вице-королевства Перу под названием Верхнее Перу. Именно в этом году группа исследователей обнаружила инкский шахтерский поселок в срединных Андах, названный Colque Porco, где начинается первая добыча серебра на континенте.

Вход в шахту, сделанный 400 лет назад, используется до сих пор.


Но уже в 1545 году, благодаря индейцу Diego Huallpa, была найдена целая гора серебра, которую сразу же окрестили Cerro Rico. Серебро рудника Потоси.

Гора, высота которой на то время равнялась 5183 метра, окружность - 5570 метров. Идеальный конус магматической породы, по всей толще пропитанный свинцом, оловом, медью, железом, но более всего – серебром в виде хлоридов и сульфидов. Целая гора серебра. Определенно, не ту страну назвали Аргентиной.

Единственное новшество - вместо кирок используются отбойные молотки на сжатом воздухе.
Воздух подается по системе шлангов, пронизывающих коридоры (на снимке справа).



Рудник находится на высоте 4070. Хотя, в действительности, это более 500 шахт, из которых около ста работают до сих пор. Такая высота и условия местности требовали доставки абсолютно всего: инструментов, продовольствия, воды и, конечно, людей.

Монумент тому, у кого тысячи имен.
Шахтеры говорят, что Бог царствует на земле и на небе. А под землей живет только Дьявол.
Фаллос - символ плодородия, шанс найти хорошую рудную жилу.



В 1546 году у подножия Серро-Рико был основан императорский город Потоси. Из первоначального форпоста в 170 испанцев и 3000 индейцев, за два года поселок вырос до 2500 домов с населением в 14 тысяч человек. Через 12 лет – 60 тысяч. Еще через двадцать – 125 тысяч. Серебро проходило сквозь жилистые индейские руки и оседало на самом верху социальной пирамиды. Роскошь и богатство наместников и богачей не снились даже римским патрициям. Понятно, что аппетиты росли и шахтеров стало не хватать. Именно тогда была введена тотальная повинность для местных племен, обязанных предоставлять 13500 человек для шахтерских работ. За сто лет местных племен не стало, а рудник получил прозвище «врата ада» (если переводить дословно, то "рот ада").

Его зовут крепышом, потому что он сильный и уже отработал в забое 7 лет.
Сколько ему лет? 50? Нет - ему всего 33. А до 50 здесь многие не доживают.
Щеки выглядят толстыми, потому что за ними - листья коки: единственная энергия,
получаемая шахтерами под землей.



Изначально считалось, что рудник будет работать недолго, и улочки шахтерских домов строились безо всякой системы. Но серебро не иссякало и город рос как на дрожжах, привлекая дельцов, жульё и всяческие ордена, от которых осталось аж 32 церкви и ряд монастырей, так и стоящих вдоль кривеньких улиц. И до сих пор по историческому центру Потоси нельзя пройти и ста метров, чтобы не напороться на очередную адвокатскую контору.

Серебряная жила.


К концу XVI века в Потоси производится 80% всего серебра, добываемого в Перу и более 50% всего серебра, полученного в мире. На сегодняшний день гора стала ниже на 400 метров, но шахтеры продолжают копать, гоняя вагонетки вручную и моля царя этих мест – Люцифера о том, чтобы выйти наружу живыми.

Дорога на следующий уровень вглубь горы.


Бригады шахтеров, числом от шести до шестнадцати человек, состоят исключительно из мужчин. Женщины в шахтах работали только три года за всю историю – после войны с Парагваем за область Чако. Боливия тогда потерпела поражение и потеряла около 90% взрослого мужского населения страны.

Вагонетку с рудой до подъемника тянут вручную. Та еще работенка.


Каждая бригада имеет свое название, которое сохраняется на протяжении десятилетий. Люди меняются, но традиции остаются. Сын шахтера с большой вероятностью со временем тоже спустится в шахту. Имен нет – есть только клички: Дьяволу незачем знать имена.

Засыпка руды из забоя.


Автор этих строк после подъема с третьего уровня.
Как можно работать на нижних уровнях - невозможно представить.



Коллектив делится на три условные группы: одна горбатит в забое, другая – таскает вагонетку с рудой, третья занимается загрузкой в подъемник. Работа последних считается легкой – на загрузке есть доступ свежего воздуха, потому температура существенно ниже и легче дышать. Право на эту работу получают лишь те, кто отработал в шахте не менее 15 лет. На поверхности за рудой присматривают, как правило, женщины. Работают шесть-семь дней в неделю. Выходной – вторая половина воскресенья и праздники, коих, прямо скажем, не много. Когда они умудряются делать и воспитывать детей – я, откровенно, не знаю.

Перегородки и закрывающие механизмы служат десятилетиями и, зачастую, меняют несколько дислокаций: из заброшенных тоннелей люди выносят все. И, как обычно, все держится на соплях.


Вид на нижний уровень из тоннеля-перехода. Каску не стоит снимать даже для того, чтобы обтереть пот.


Под землей – не едят. Только пьют воду и жуют листья коки – единственный источник энергии на всё время работы. При малой нужде – мочат ближайшую стенку (на выходы солей лучше не ссать – химическая реакция с выделением дурно воняющих газов неизбежна). А по большой нужде, похоже, не ходят. Едят только после работы, наверху, запивая все изрядной дозой алкоголя – не все токсины можно вывести из организма только с водой.

Третий уровень местами подтоплен. Едкая жижа разъедает кожу, потому лучше оставаться сухим.


Объектив запотевает за 12 секунд. Перед каждым кадром приходится протирать. Разница четко видна на фотографии. Кстати, пышная "плесень" на потолочной балке - растущие кристаллы солей. Настоящей плесенью тут даже не пахнет.


Рудные жилы ищут лишь по наитию – здесь нужен очень большой опыт и этим занимается, как правило, самый «старый» в бригаде. На потолок нельзя поднимать глаза без защиты, которой, конечно же, нет. Соли металлов, растворяясь в грунтовой воде, создают палитру всяких едких соединений. И вся эта хрень капает сверху. Нижние уровни опасны выделениями газов и потому в дополнение к современным аккумуляторным фонарям народ таскает с собой допотопный карбидный светильник. Хотя бы один на бригаду. При наличии опасного газа пламя в такой горелке меняет свой цвет.

Шахтеры прут вагонетку. Лица нечетки из-за висящей рудной пыли. Посмотрите на них - и после этого вам еще кажется ваша работа дерьмовой?


Загрузка в подъемник. Здесь уже можно хоть как-то дышать. Руду из вагонетки сваливают прямо на "пол" и потом загружают в бурдюки. Бурдюк цепляется к крюку подъемника и уходит наверх. Ныне подъемник - электрический. Раньше барабан крутили вручную.


Как правило, бригада работает сама на себя. Всю добытую руду продают перерабатывающим компаниям, полученную выручку делят поровну среди членов бригады. Обычно, шахтеры уже на глаз могут оценить примерное содержание серебра в руде, однако скупающая компания делает химический анализ и сумма выручки может меняться. Понятно, что при таком подходе народ стремится найти жилу потолще и побогаче. Что, зачастую, приводит к неоправданным рискам. Каждый год в шахтах гибнут люди. Найденная богатая жила закрывается железной решеткой, дабы не члены бригады не покушались на «приз» - такие случаи бывали и, как правило, заканчивались смертью «халявщика».

Соляные капли на потолке. Лучше на них не смотреть. Попадет такая в глаз - будешь ходить одноглазым.


По сути, каждый отнорок в шахте, каждый забой – чья-то частная территория, которую лучше не нарушать. С туристов же принято брать небольшие «подарки»: бутылка с водой, динамитная шашка или пакетик с листьями коки здесь будут очень уместны. Ради такого вам могут и что-нибудь рассказать. Разумеется, стараясь не отрываться от работы.

Попасть внутрь шахты достаточно просто: в городе полно местных контор, готовых предоставить вам проводника из числа бывших шахтеров и необходимое оборудование в аренду. Жаль, что противогаз, равно как и респиратор в понятие оборудование не включен. Самые отважные могут спуститься аж до третьего уровня шахты из имеющихся шести. Глубже - не пустят, потому как шанс не вернуться довольно высок. Да и на третьем уровне ада достаточно, чтобы возникло неумолимое желание выползти скорее наверх, а экспириенса хватит надолго.

Гора Серро Рико. Вид со спутника из GoogleMap.
Как будто вся пожевана термитами. Только в роли термитов здесь - люди.




КОММЕНТАРИИ
Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться:
Vk / Fb / Email
Ух. Впечатляет. Буквально в прошлую встречу нам об этих шахтах упомянул Иван Тара­сенков, и тут такой отличный рассказ. Работа, конечно, аховая. Странно, что какая­-нибудь компания не попыталась всю гору сама разрабатывать. У нас бы явно было та­к.
Боливиия - страна индейского социализма. Местный народ задушил бы эту контору гол­ыми руками.
Т.е. у них там действительно природные богатства принадлежат народу, а не как у н­ас?
Да. Кто первый взял - того и тапки. :)
У всякого подхода есть свои плюсы и минусы) но у нас совсем крайность)
Julie Brodsky 05.03.13 #
какой вы храбрый!
Вряд ли это можно назвать храбростью. Мне просто интересно.