Шпицберген. Норвегия.

Шпицберген. Норвегия.

Раздел: Отчёты

25.02.13,



Всё о стране Норвегия



Об авторе

Александр Волков
- Путешественник;
- Фотограф;
- Специалист по компьютерным сетям;
- Кандидат биологических наук.

Увлечен исследованием высокогорных экосистем, travel-фотографией и поведением человека в экстремальных условиях окружающей среды.

Поморы русских земель звали его Грумант. Мореплаватель Баренц именовал: Шпицберген, или Острые горы. Свальбард – как называют его ныне норвежцы. Арктический архипелаг невообразимой красоты с особым статусом территории и удивительной историей.  Ехать сюда лучше летом, в краткое время с середины июня по август, когда чуть сплюснутый солнечный диск круглые сутки висит над горизонтом и лишает окрестные фьорды самого понятия «ночь».



На этой норвежской земле находятся три российских поселка: функционирующий Баренцбург, законсервированная Пирамида и давно заброшенный Грумант (норвежцы зовут его Грумантбюэн). Сейчас об этом в стране знают очень немногие, а в советское время любой человек, едущий на "севера", всегда мечтал попасть на Шпицберген. Потому что здесь наши люди жили буквально в раю - в единственном месте на этой планете, где советский человек находился не за железным кордоном. Норвежцы и приезжающие туристы должны были видеть торжество социализма, и потому для наших поселков не жалели здесь ничего.



Немного истории.

Шпицберген долгое время считался нейтральной землей, хотя право Российской империи на острова признавалось де-факто. С открытием запасов каменного угля в начале XX века архипелаг стал стратегической зоной для горнодобывающих компаний и, понятно, что проблему "ничейности" этой земли надо было как-то решать. А тут еще Норвегия в 1905 году обрела независимость, расторгнув унию со Швецией, и занялась укреплением своих территориальных границ, предъявив права на Шпицберген.



Европейцы создали комиссию, куда входили и представители России, но два года прений ни к чему толком не привели. Политический статус Шпицбергена был закреплен лишь в 1920 году, когда нашей стране было не до арктических суровых земель. В Париже подписали "Шпицбергенский трактат", по которому архипелаг становился неотъемлемой частью Норвегии, но наделялся особым статусом. Любое государство, подписавшее договор, получало право заниматься на этой земле хозяйственной деятельностью. Острова были объявлены демилитаризированной и безвизовой зоной, и гражданин любой страны-подписанта может приехать сюда жить и работать, имея равные права и обязанности с гражданами Норвегии. На сегодняшний день таких государств 49, включая, конечно, Россию.



По сути, всеми возможностями трактата удалось воспользоваться только Советскому Союзу, который официально подписал соглашение в 1936 году, уполномочив созданный пятью годами ранее государственный трест "Арктикуголь" представлять интересы страны на архипелаге. Союза давно уже нет, но трест до сих пор заведует российским сегментом Шпицбергена, с трудом удерживая наши позиции на этой земле.

Особенности туризма.

Вообще на Шпицбергене просто так можно гулять лишь в пределах постоянных поселений. Хочешь подальше - бери с собою ружье калибром побольше. Другое дело, что ружье вам могут не дать без разрешительной бумажки правоохранительных органов, коим для россиян является милиция (все представили, какой это геморрой, особенно если учесть, что бумажка должна быть как минимум на английском языке?). Но это - если находишься в пределах так называемой "зоны 10" - вне границ заповедных земель.

Единственный кемпинг на архипелаге.


Если же трип будет проходить по территории заповедника, то требуют кучу всего:
- разрешение от сусельмана (то бишь губернатора; он же полиция; он же судья);
- спутниковый телефон на группу (мобильный тут бесполезен);
- крупнокалиберное ружье с запасом патронов;
- ракетницу для отпугивания зверя;
- евростраховку, включающую в себя оплату экстренного вызова вертолета и последующей отправки на материк;
- обязательный выход на связь в заранее определенное время;
- сроки и маршрут путешествия, разумеется, должны быть предоставлены и согласованы заранее.

За несоблюдение правил дают большой "ататат" в виде нехилого штрафа (поговаривают, в районе 20 тысяч крон, то есть более 100 тысяч рублей) и высылают с архипелага с запретом посещения его в будущем. Высылка за ваш счет, разумеется.

Поначалу кажется, что с мерами безопасности "слегка" переборщили. Но это - лишь поначалу. Белый медведь - настоящий хозяин архипелага. Их здесь больше, чем живущих людей. Местные в отдаленных домах покурить на крыльцо без ружья не выходят. Мишки, говорят, в целом не агрессивны. Но человек так похож на добычу, а прыгнуть с места на восемь метров для них не проблема. Равно как и развить скорость в 65 км/ч.

Впечатляет. Вот только, если хочешь увидеть медведя вживую, надо ехать на северную оконечность архипелага. Или возвращаться сюда в зимнее время. Медведи живут на арктических льдах, которые летом отступают из Исфьорда. Зимой льды возвращаются, да и медведи приходят рожать детенышей на твердую землю. И хотя в горах для медведя нет источников пищи (на оленей они не охотятся - видать, не могут догнать), они поднимаются на перевалы, кочуя от побережья до побережья.

Баренцбург.

Шустрый норвежский корабль PolarGirl (по русской версии - "Полярная девка") с группой любопытствующих европейцев уткнулся в причал Баренцбурга.

Баренцбуг издали.


И вблизи.


Ступаю на трап в числе первых и сразу направляюсь в сторону ждущего гида, который показывает заезжим туристам островок советского строительства коммунизма. Иначе как "назад во времени, в СССР" иностранцы посещение Баренцбурга не воспринимают. Правда, столь уверенно европейцы здесь себя не ведут, но даже такое мое поведение не позволяет гиду предположить, что я - из России. Вплоть до первого "здравствуйте" - самостоятельных российских путешественников баренцбуржцы видят не чаще, чем два-три раза в год.

На первый взгляд в поселке все очень прилично: крепкие дома, теплоцентраль, спорткомплекс с бассейном, наполненным морской водой, большая столовая, прозванная "Хилтон", православная часовня в память о погибших в авиакатастрофе в 1996 году, школа, детский сад, стадион. На единственной улице - новые скамейки и кое-где снующий народ. Не иначе как все на угледобыче. Реальность же, как обычно, оказывается хуже: шахта стоит уже год - произошло возгорание, два человека погибло. Пожар потушить не удалось, и потому затопили всю шахту. Морской водой, разумеется. Уже год откачивают. Вода, конечно, разъела все оборудование. Понятно, что при таких раскладах угледобыча здесь сверхубыточна. Но "Арктикуголь" такое положение, по-видимому, вполне устраивает. Зачем развивать новые направления деятельности на Шпицбергене, если государство платит?

Герб Баренцбурга. Я не знаю, что курил автор.


Хочется есть. Но в Баренцбурге человеку без электронной карты "Арктикугля" еды купить невозможно. Да и не только еды - ничего. Абсолютно. Даже если у тебя полные карманы разнообразных валют. Впрочем, понятия "продуктовый магазин" - тоже нет. Всем, что касается провианта, заведует столовая (тот самый "Хилтон"). Здесь и поешь, и с собою возьмешь. Меня накормили ребята-океанологи по своим карточкам. Еда, кстати, достойная. Но, говорят, такое здесь не всё и не всегда. Полярной зимой танкеры ходят реже, и в столовке готовят не пойми из чего. Пиво, кстати, всегда на год просрочено. Приходит-то оно свежим, но к новой партии не прикоснуться, пока не оприходуют старую. Но шахтерам и такое пиво идет: более крепких напитков сюда специально не возят, а отпахав 12 часов в забое, и не такое сжуешь и зальешь.

После еды жизнь кажется чуточку краше. Позвонил на радостях домой - где это сделать, как не в Баренцбурге? Ведь тут стоит вышка "Мегафона", и звонок в Москву - безроуминговый и стоит 3,5 рубля за минуту. Специально выяснил это перед отъездом. Из Лонгйира так не позвонишь - разоришься в момент. Роуминг у норвежцев, как и все - заоблачно дорог.

Лонгйир. Норвежский поселок выглядит куда веселее.


Пирамида.

Пирамида - место у подножия горы, вершина которой явно сошла с картин про Египет. Очередное произведение архитекторов Хеопса, разве что созданное природой и стоящее на 79-й параллели северной широты.

Земля, выкупленная у датчан еще в 1927 году, никогда не приносила много угля. И шахтерский поселок, добывший последнюю тонну угля в конце марта 1998 года, всегда был убыточным предприятием, волею партии и кувалдой народа превращенным в цветущую землю Заполярья. Буквально: с черноземной полосы России завезли почву и посадили траву с юга Новой Земли. Трава пошла в рост и до сих пор прекрасно себя чувствует, являясь самой высокой растительностью региона.

Поселок Пирамида с окрестных холмов.


Дворец культуры, спортивный комплекс, образцовое жилье, передовая больница (норвежцы предпочитали больных возить сюда, а не на материк) и, конечно, самый северный в мире бюст дядьки Ленина - все это и сейчас вызывает сильное чувство. Чувство того, какую страну мы потеряли.

Жаль только, что такая "образцовость" была лишь на переднем крае, как здесь. Норвежцы завидовали жизни "простых" советских шахтеров.

А потом пошло все прахом. Пирамида была покинута за неделю. Такое ощущение, что люди отсюда убегали на какой-то единственный рейс: в комнатах остались даже тарелки с едой и растения, стоящие ныне скелетами на подоконниках. Вымершее поселение после газовой атаки - и не иначе. В больнице оставлено все оборудование, медикаменты и даже карты больных. Иностранцы аж визжат от восторга - они попадают back in the USSR.

Дом из бутылок - местная достопримечательность.


Впрочем, туристов пока крайне немного, и Пирамида - до сих пор поселочек-призрак. Людей просто не видно среди строений. Песцы бегают безо всякой опаски, а чайки прочно обосновались на окнах.

Мобильная связь доступна лишь в одной точке, в стороне от дороги к причалу. Интересно, как долго её вычисляли? В землю вбит кол, на который нужно положить мобильник, и тогда есть шанс отправить или получить сообщение. Правда, с мегафоновским номером такой трюк не пройдет, ибо залетный сигнал принадлежит норвежской конторе, с которой у "Мегафона" нет соглашения. Иногда даже можно поговорить. Если погода позволит. И каждое утро российские гиды (а их тут целых двое) вершат ритуал у заветного кола, собирая сообщения за прошедшие сутки и отвечая, если надо.

Поселок стоит в дельте реки, и потоки воды размывают дороги - дамбу больше набрасывать некому.





Удивительно, но даже зимой здесь остаются жить три-пять человек, поддерживая генераторы в рабочем состоянии и создавая присутствие человеческой жизни в округе. Остаются либо законченные романтики, либо те, кого больше не ждут. Заведует этой малой коммуной дядька Юрий. У него погибла вся родня при крушении самолета под Лонгйиром: летели повидаться. А куда, говорит, мне теперь ехать? Все остались в этих краях.

Здесь, в Пирамиде, погода, как правило, существенно лучше, чем в Лонгйире или Баренцбурге. Спокойное, тихое место в конце длинного фьорда.

Как добраться?

Как же попасть на Шпицберген? На удивление просто и, в общем, недорого. Есть даже прямой чартерный рейс из Москвы, конечно же, от государственного треста "Арктикуголь". Летает, правда, только раз в два месяца, но зато лететь три часа - куда ближе, чем в привычную Турцию. Да и самолет не забит под завязку - как правило, могут продать вам билет. А вот норвежцы летают на Шпицберген аж каждый день. Рейсы из Осло и Тромсе.

Въезд на Шпицберген безвизовый, но через континентальную Норвегию - нужен транзит. Разумеется, шенгенская виза. Здесь может помочь тот же трест "Арктикуголь" - в его туротделе с удовольствием вам напишут бумагу, по которой в норвежском посольстве получите двукратную транзитную визу. Заодно посмотрите и на красивые скандинавские горы: по стандартам транзитной визы можно находиться на континенте целых пять дней. Уложиться можно в 18 тысяч рублей на билеты туда и обратно.



Вообще, Шпицберген для благополучной Европы - своеобразная черная дыра с позиции въезда. Попасть на архипелаг можно даже без документов, а чтобы улететь на континент - визу могут и не потребовать. Ведь вы же летите из Норвегии... снова в Норвегию. А далее - открыт путь в Европу, где давно нет закрытых границ. У меня в загранпаспорте до сих пор значится, что я нахожусь где-то в Европе: штампик въезда стоит, а выезда - нет. Просто выехал я через Шпицберген. Выехал - и оставил частичку души. Возможно, чтобы снова вернуться.




Норвегия

КОММЕНТАРИИ
Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться:
Vk / Fb / Email
Саша, классно!! очень. Читаю с придыханием : )
Спасибо. Начал снова писать, благо пока есть что писать. :)
Мощно!
Игорь (гость) 05.04.13 #
И как теперь с не закрытым просроченым шенгеном? В ЕС еще пустят?
ЕС-то тут причем? зачем его с шенгеном равнять? )))