Мавританский

Мавританский "Дакар"

Раздел: Отчёты

20.06.12,



Всё о стране Мавритания



Об авторе

Александр Волков
- Путешественник;
- Фотограф;
- Специалист по компьютерным сетям;
- Кандидат биологических наук.

Увлечен исследованием высокогорных экосистем, travel-фотографией и поведением человека в экстремальных условиях окружающей среды.

2008 год, 4 января. Именно в этот пятничный день в Лиссабоне произошло поистине беспрецедентное событие в мире автоспорта: организаторы ралли-рейда «Париж-Дакар» всего за день до старта, впервые за 30-летнюю историю, отменили одну из самых престижных и трудных гонок в мире.

Причиной отмены ралли послужило убийство исламскими террористами четверых французских туристов 24 декабря на территории Мавритании, где было запланировано проведение восьми этапов гонки. Некоторые из этапов мавританской части маршрута были разработаны специально для юбилейного рейда.

На следующий год организаторы гонки решили перенести её из песков Африки в земли Южной Америки. И мавританские спецмаршруты так и остались не пройденными участниками знаменитого ралли. Что ж, попробуем исправить это досадное упущение и пройти нехоженым маршрутом тридцатого «Дакара» по наиболее сложному участку мавританской Сахары, от городка Атара на севере до Тиджикжи на юге.

Мы начинаем свой путь из Марокко - и до Атара приходится добираться на грузовом поезде от прибрежного Нуадибу. Поезд считается самым длинным в мире, хотя таковым он бывает лишь иногда. Когда несколько скопившихся составов с рудой сбивают в один эшелон, отбивающий такт на стыках рельс на протяжении трех километров. Но даже стандартная версия поезда кажется бесконечной лентой грохочущей стали, вьющейся тонкой струей промеж занесенных песком пустынных холмов.

Вагон – консервная банка со снесенными перегородками и узкой лавочкой по периметру помещения. Женщины, дети и старики лежат на полу, подстелив под себя одеяла. Мужики покрепче пробуют удержаться на лавке, но при резком торможении поезда это не всем удается. Впрочем, падать невысоко и это, похоже, всех утешает.

  



Ночь. Далекий гудок локомотива пришел одновременно с треском тормозящих вагонов. Я, уже по привычке, вцепился в скамью, рассчитывая не свалиться с жесткого ложа в момент удара. Толчок - и состав замер среди звенящей тишины станции Шум. Снаружи виднелась только пара полуразрушенных хижин да колея объездного пути, на котором стоял груженый состав.

Пара мгновений и тишина взорвалась ревом движков внедорожников, затаившихся прямо между путей. Похоже, нас ждали. Вот только желающих уехать из этого пустынного полустанка к ближайшему городку оказалось немного – человек десять – и местные извозчики решили отрядить для этого только одну машину. Шестеро – в салон, четверо – снаружи, на ящиках и баулах.

Народ резво полез внутрь автомашины, ибо ехать снаружи под холодным ветром ночной пустыни похоже никто не хотел, но россиян температурой в плюс пять не напугаешь и мы спокойно залезли в багажник. Вместе с парочкой зазевавшихся аборигенов.

Восход, определенно, не торопил нас радовать солнечным светом – мы неслись с ветерком по каньону давно почившей реки и мавританцев от холода сильно трясло. Мои ноги совсем занемели, а под спиной торчала какая-то железяка, впиваясь промеж позвонков при каждом толчке.  А толчки, по ощущениям, случались все чаще.

- Долго еще до Атара?
- Иншаалла где-то час. Мы, кстати, едем по трассе ралли «Дакара».

«О как!» - я был весьма удивлен: похоже мы проедем даже более полным маршрутом гонки, чем изначально предполагали.

Атар – местный районный центр и оплот цивилизации на сотню километров в округе – возник внезапно, красуясь свежим асфальтом, разбитыми мерседесами и неизменными залежами мусора по углам улиц. Впрочем, как оказалось, асфальтом смогла похвастать лишь парочка магистралей. Ну и ладно: нам все равно надо двигаться дальше – в городок Шингетти, откуда к югу начинается истинное бездорожье. После бурного и долгого торга удалось взять машину и даже при этом оказаться в салоне. И, конечно же, через пару километров машина сломалась…

Водитель обреченно достал трубку мобильного телефона и стал неторопливо, но доходчиво излагать ситуацию. Из трубки донеслось извечное «иншаала» и наш драйвер удовлетворенно замолк. Мы приготовились ждать.

Подмога подоспела, на удивление, быстро: мы пересели в другую машину – старый, но крепенький джип, водитель которого осторожно спросил о цели нашего путешествия. Знали ли мы тогда, что это авто станет нашим домом на ближайшие несколько дней? Конечно же, нет. Но случайности, говорят, не случайны.

Шингетти. Абдурахман – радушный хозяин кемпинга  – с истинно мавританским спокойствием выслушал наши пожелания по маршруту дальнейшей поездки.

- Сложный маршрут. Раньше ходили его лишь на верблюдах. Неделю или чуть больше. Сейчас на проверенном джипе можно доехать за трое-четверо суток. Неторопясь, чтобы не угробить машину. Конечно, если есть с собой бочка топлива, питьевая вода и грамотный проводник.

  

  

Мы молча киваем головами и, неспеша, отпиваем по глотку  терпкого чая. Заключение сделки – серьезное дело, к которому стоит относиться с должным почтением и неторопливостью. И чайная церемония – неизменный атрибут данного действа. Базилик и мята в составе мавританского чая бодрят восприятие, а обилие сахара в жидкости заставляет мысли двигаться чуть поживее.

- У меня есть такой человек: он привез вас сюда из Атара. И еще я дам в помощь мальчонку – он будет готовить нехитрый кус-кус и помогать по-хозяйству.

Итак, решено: четыре человека, проверенный тойотовский джип, запас топлива,  продовольствие – и мы готовы к встрече с пустыней. Немного торгуемся, сбивая цену (без торга нет удовольствия, говорят арабы) и выкладываем купюры на покрытый коврами пол. У мавританцев принятие денег означает совершение сделки, после чего необходимо выполнить все условия договора. Потому оплату здесь производят заранее и сразу. Даже если вы, к примеру, садитесь в такси – вы платите до поездки, а не по факту прибытия к месту назначения. Такой подход для россиян непривычен, но в чужой монастырь со своим уставом не ходят и мы полагаемся на честность наших мавританских партнеров.

Утро. Полтора часа ходу по каменистой дороге, расчищенной грейдером, и джип уходит на юг по девственной целине почерневших от солнца камней. У здешней пустыни страны Тарб-эль-Бидан – а именно так называют свою землю аборигены - особенный запах. Запах забвения. Трудно представить, что еще во времена знаменитого путешественника Ибн Баттута, прошедшего с караванами по этим местам в 1352 году, здесь царила саванна, а вдоль транссахарских путей стояли укрепленные ксары – средневековые центры караванной торговли и просвещения. Некоторые из них - Уадан, Шингетти, Тишит и Уалата – стоят до сих пор, из последних сил удерживая наступающие дюны стенами опустевших домов.



Сахара наступает со скоростью от шести до десятков километров в год, заполняя песком каменные уступы и узкие улочки меж старых зданий когда-то процветавших деревень. Большие караваны верблюдов ушли в прошлое и паломники стран Магриба уже не заходят сюда на своем пути в Мекку. Остался лишь ветер воспоминаний, камень полуразрушенных стен да тысячи рукописных трудов, бережно хранящихся в частных библиотеках.

  

  



Старый, но крепенький джип тихонечко движется через каменный ад, разгоняясь лишь на песчаных участках. Наш юный помощник выскакивает из машины при каждой смене покрытия и колдует с муфтой включения переднего привода, заставляя колеса двигаться синхронно в вязком песке или, наоборот, позволяя хоть как-то ползти среди нагромождения вылизанных ветром камней. Я даже представить себе не могу, как можно проехать почти 700 километров этого бездорожья за двое суток - а именно столько времени отведено на этот участок в ралли "Дакар". Теперь понятно, почему гонка по пескам Мавритании всегда является поворотным моментом и почему на этом этапе отставание от лидеров гонки измеряется в часах - дороги попросту нет, а подробных карт не существует: ползущие дюны здесь находятся в непрерывном движении и выбирать путь приходится только на глаз. На память сразу приходит случай 2004 года, когда лидер ралли Сириль Депре на подобном маршруте отклонился от курса и в течение часа двигался неверным путем, из-за чего разом лишился всех шансов выиграть гонку.

Нам потребовалось четыре дня, чтобы добраться до местечка Тиджикжа. И в знойном блеске каждого полдня, когда верблюды стремятся укрыться в скудной тени голых скал или редких деревьев, когда соленый пот разъедает глаза, а любая остановка машины вызывает мгновенную духоту в перегретом салоне – нам казалось, что мы попали в один из кругов ада. Но стоило лишь солнцу склониться над горизонтом и подсветить небосклон малиновым цветом - на эти песчаные земли падала долгожданная прохлада, а пейзаж насыщался красками и мистицизмом. Именно в эти моменты Сахара навсегда поразила наши сердца, заставив увидеть в каждой выветрелой форме рельефа нечто таинственное и недоступное, удивляя воображение величественной мощью природной стихии.

Говорят, пустыня меняет человека. После того, как увидишь рассвет над Сахарой, подышишь горячим воздухом и впитаешь всем телом ощущение вечности этой земли – я соглашусь: невозможно оставаться таким же как раньше. Те, кто однажды предпринял путешествие по Сахаре, становится частью этого безбрежного пространства и обязательно возвращается сюда. Снова и снова. И тем более жаль, что ралли «Дакар» похоже уже не вернется на африканскую землю, хотя, мне кажется, что именно здесь, в сахарских песках, полностью раскрывался его потенциал. Но это, надеюсь, не помешает неугомонным путешественникам устроить свой собственный мавританский «Дакар».

  

  

  




Отчёты читателей

КОММЕНТАРИИ
Чтобы добавить комментарий, необходимо авторизоваться:
Vk / Fb / Email
грустное зрелище.

п.с. анонсы добавить надо ещё в редакторе
Такой местный колорит. :)

В данном случае весь анонс - в заголовке.
Иншалла - любят они это слово )))
Да, у арабов на всё - Бог даст. :)